Опубликовано №6 (95) декабрь 2019 г.

АВТОРЫ:  ЛАХНО Ю.В.

РУБРИКИ:  Корпоративная логистика промышленных компаний Надежность и устойчивость цепей поставок Управление возвратными потоками (реверсивная логистика) Современные концепции и технологии в логистике и управлении цепями поставок

Аннотация 

Значительный рост объемов производства одежды, последовавший за оптимизацией цепочек поставок крупнейших брендов, привел к тому, что современные потребители рассматривают самые дешевые предметы одежды почти как одноразовые. Производство одежды, особенно из синтетических волокон, оставляет значительный экологический след, а в результате скопления вещей на свалках загрязнение окружающей среды заметно возросло. В последние годы корпорации, управляющие крупнейшими цепями поставок модной одежды, чтобы оставаться ценными для потребителей, стали более ответственно относиться к окружающей среде, социуму и бизнес партнёрам. Рост численности населения и укоренившаяся потребность в новой модных вещах, обусловливают необходимость дальнейшего исследования вопросов устойчивого развития цепей поставок одежды.

Статья посвящена изучению передовых практик в области управления переработкой одежды, позволяющих минимизировать отрицательное воздействие на окружающую среду.

Цель исследования обусловила необходимость решения следующих задач: рассмотреть меры, принимаемые в различных странах для сокращения свалок одежды, выявить состав партнёров, участвующих в операциях по сбору, сортировке и переработке материальных потоков в цепях поставок модной одежды; проанализировать опыт крупных мировых корпораций по вовлечению покупателей в переработку одежды; обозначить проблемы и перспективы развития практики переработки потоков одежды в цепях поставок. 

Теоретико-методологической базой исследования послужили следующие результаты работ российских и зарубежных исследователей: во-первых, многообразие участников индустрии моды, а также возрастающие масштабы проблемы свалок и отходов свидетельствуют о необходимости применения системного подхода для решения проблемы; во-вторых, современные цепи поставок не развиваются не будучи прозрачными, а это обеспечивается с помощью цифровых технологий; в-третьих, для обеспечения устойчивого развития компании создают замкнутые цепи поставок, что предполагает проведение ре-дизайна цепей поставок и повышение эффективности управления возвратными потоками.

Эмпирическую базу исследования составили опыт компаний, входящих в рейтинг Gartner 25 крупнейших цепей поставок 2019 г., материалы ассоциаций производителей одежды и международных аналитических компаний.

В работе дифференцированы партнёры, участвующие в переработке одежды, идентифицированы направления использования новых технологий, способствующие переработке подержанных вещей. На основе проведенного анализа выделены меры, которые позволят развивать практику замкнутых цепей поставок в индустрии моды. В работе сделаны выводы, что рециклинг ещё остается дорогостоящим и сложным в организации процессом, поэтому компании находят решения по вторичному использованию одежды, придавая ей модный облик; всё большее значение приобретает задача экологического дизайна, когда на этапе создания одежды сразу продумывается технология её переработки.

Ключевые слова: управление цепями поставок замкнутые цепи поставок рециклинг реверсивная логистика возвратные потоки возвратная логистика Индустрия 40

 


Введение 

Активное развитие индустрии модной одежды связано с ростом популярности таких компаний как, Zara, H&M, Mango, Top Shop, которые стали быстро адаптировать идеи с показов высокой моды, предлагая вещи по низким ценам в расчёте на молодых потребителей. [Kaikobad, 2015]. Фокусные компании оптимизировали свои цепочки поставок, что позволило чаще предлагать новые коллекции. Производство одежды с 2000 года по 2014 год удвоилось и впервые превысило 100 миллиардов: почти 14 предметов одежды на каждого человека на земле.[ Remy, 2016] По данным Global Fashion Agenda, опубликованным в 2017г. жители ЕС ежегодно приобретают более 9,5 млн. тонн текстильной продукции, или 19 кг на человека, одежда из этого составляет 70%.[ Global Fashion Agenda, 2017]  В среднем потребители носят одежду на 36% реже, чем 15 лет назад. [Magnin, 2019] Современные потребители рассматривают самые дешевые предметы одежды почти как одноразовые. Помимо того, что одежда обеспечивает защиту, чувство комфорта и выражение индивидуальности, в цепочке создания стоимости индустрии моды работают более 300 миллионов человек. [Magnin, 2019]. 

Вместе с тем эта бизнес-модель создает огромные издержки для окружающей среды, общества и самой отрасли. Общий объем выбросов парниковых газов от текстильного производства составляет 1,2 миллиарда тонн в год, что больше, чем выбросы всех международных рейсов и морских судов вместе взятых. [Magnin, 2019] По оценкам экспертов WRAP, «цепочка поставок отходов» текстильных изделий составляет более чем 800 000 т. Большинство отходов цепочки поставок, около 440 000 тонн, возникает во время подготовки волокон для того, чтобы сделать пряжу, и во время производства одежды, и в первую очередь в Китае и Индии. Касательно состава тканей стоит отметить, что во время окраски и отделки, синтетика производит больше отходов, чем натуральных волокон на килограмм переработанного волокна. [WRAP, 2017] 

Особое внимание общественности обращено к проблеме свалок, куда попадает одежда, вышедшая из моды. 

Например, в Европе и Северной Америке ежегодно вывозятся на свалки более 20 миллионов тонн постпотребительских текстильных изделий просто потому, что эти изделия достигли конца своего первого этапа использования[1]. Жители Гонконга ежедневно отправляют на свалку 247 тонн текстильных изделий. [Mehta, 2019] 

В некоторых странах уже достигнуты определенные успехи в этом направлении.  Германия превосходит большинство стран, собирая почти три четверти всей использованной одежды, повторно используя половину и перерабатывая одну четверть. В других странах показатели сбора намного ниже: 15 процентов в Соединенных Штатах, 12 процентов в Японии и 10 процентов в Китае. [ Remy, 2016] Почти 70% одежды собранной в Европе и США в целом считается многоразовой, т.к. после сортировки подержанные вещи отправляют за границу, где они фактически используется повторно [ Ellen MacArthur Foundation, 2017]. 

Для отдельных компаний - это стало успешным бизнесом. Например, компания Fretex является крупнейшим секонд-хендом в Норвегии. Существует в общей сложности 50 секонд-хендов, 1 Интернет-магазин и 1 аутлет-магазин, управляемый компанией Fretex в Норвегии. Компания владеет более чем 2000 контейнеров для сбора подержанных вещей и является крупнейшим сборщиком подержанной одежды и текстиля в Норвегии. Компания Fretex ежегодно собирает более 15000 тонн одежды и текстиля. Подразделение Fretex International контролирует экспорт в Европу, Азию и Африку.[2] 

С тех пор как задачи устойчивого развития перестали быть формальностью, запечатленной на бумаге, и стали реализовываться на практике, чтобы оставаться востребованными у покупателей, производители товаров и услуг теперь должны не только поставлять товары и услуги доступным ценам, но при этом делать это ответственно по отношению к окружающей среде, социуму и бизнес партнёрам. 

Производители модной одежды в этой связи предпринимают различные усилия. В частности, Nike учредила индекс устойчивого производства и снабжения, который предназначен для стимулирования и поощрения улучшения методов охраны окружающей среды, здоровья, и безопасности труда на заводах по всей цепочке поставок. Компания H&M обязалась использовать 100% переработанных или экологически чистых материалов к 2030 году. 

При исследовании особенностей управления переработкой одежды в устойчивых цепях поставок модной одежды мы опираемся на следующие положения: во-первых, многообразие участников индустрии моды, а также возрастающие масштабы проблемы свалок и отходов свидетельствуют о необходимости применения системного подхода для решения проблемы [ Hawley, 2006]; во-вторых, современные цепи поставок не развиваются не будучи прозрачными, а это обеспечивается с помощью цифровых технологий [Дыбская,  и др., 2018; Дыбская и др., 2019]; в-третьих, для обеспечения устойчивого развития компании создают замкнутые цепи поставок [Пахомова и др., 2017], что предполагает проведение ре-дизайна цепей поставок [Сергеев, 2018 ], а также эффективное управление возвратными потоками [Сергеев, 2005; Алямовская, Кольчугин, 2018; Алямовская, Левина, 2019 ] 

Эмпирической базой исследования стали компании, «передовые практики» [Дыбская,2014], которые стремятся применить принципы устойчивого развитие в индустрии моды. В рейтинг Gartner 25 крупнейших цепей поставок 2019г. вошли четыре компании из сферы модной одежды и обуви – Inditex, Nike, H&M, Adidas.[3] В большей степени мы будем обращаться к опыту компаний Inditex и H&M, т.к. акцент в переработке компаний Nike и Adidas сделан на обувь. В рейтинге 100 наиболее устойчивых компаний представлены Inditex и Adidas. [4] При написании данной работы мы также опираемся на материалы ассоциаций производителей одежды и международных аналитических компаний. 

Анализ лучшей практики 

Фокусные компаний крупнейших цепей поставок модной одежды пришли к пониманию значимости закрытого цикла «сбор- переработка- утилизация» для обеспечения устойчивого развития. M&S в партнёрстве с Oxfam запустили программу по сбору одежды в 2008г. Adidas в 2012 году в Бразилии запустил программу возврата и переработки «Sustainable Footprint». Затем пилотные программы возврата были запущены в Канаде в 2016 году и спустя год в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Париже и Лондоне. H&M представила свою схему утилизации еще в 2013 году. Компания Inditex проводит сбор вещей по программе закрытой петли с 2015 года. 

Согласно отчетности об устойчивом развитии 2019г., за прошедшее время уже появились определенные результаты. С момента начала партнерства в магазинах M&S и Oxfam было пожертвовано более 28 миллионов предметов одежды на общую сумму 19 миллионов фунтов стерлингов. Inditex к 2018г. удалось собрать более 684 тонн одежды, обуви и аксессуаров. H&M собрал более 17 771 тонн текстиля — эквивалент 89 миллионов футболок. 

Как правило, компании собирают вещи через свои розничные магазины, где устанавливаются специализированные контейнеры. 

Inditex сбор вещей осуществляет по нескольким каналам: в магазинах и корпоративных штаб-квартирах, через сервис Zara.com 's, который доступен в Испании, в Китае (Пекин и Шаншай), а также на улицах Испании (в сотрудничестве с Каритас было установлено 1 856 контейнеров для сбора текстильной продукции).[Inditex, 2018] 

Чтобы привлечь потребителей участвовать в замкнутом цикле компании не только устанавливают специальные контейнеры, но и предлагают дополнительные скидки. Calzedonia Group, которой принадлежит Intimissimi, использует следующую схему - за каждые 5 сданных предметов одежды покупатель получит купон на скидку 10  фунтов, которые действуют при покупке стоимостью 50 фунтов в магазинах сети. M&S предлагает ваучер на 5 фунтов, при покупке на 35 фунтов. В H&M за каждую сумку подержанных вещей можно получить ваучер на 5 фунтов для следующей покупки на 30 фунтов. [Mundobh, 2018] В основном отмеченные программы практикуются в развитых странах, в странах с развивающейся экономикой, в т.ч. в России, эти мероприятия только начинают проводиться.   

Современные потребители ожидают, что компании будут больше, чем раньше обеспокоены экологическими, социальными и этическими вопросами, и будут действовать соответственно. Исследование 3000 участников Бостонской Консалтинговой Группой, проведенное в марте 2019 года в пяти странах - Бразилии, Китае, Франции, Великобритании и США, позволило установить, что 75% опрошенных потребителей рассматривают устойчивость как чрезвычайно важный компонент. Самые сильные триггеры для сознательного поведение, касающеися устойчивости: изменение климата и природные катастрофы. В совместном исследовании Global Fashion Agenda, Boston Consulting Group, и Sustainable Apparel Coalition было установлено, что 16% потребителей проявляют значительную заинтересованность к производственным условиям, 49% потребителей выражают умеренный интерес к устойчивому развитию в моде и других категориях товаров, 35% потребителей не интересна тема устойчивости ни в одежде, или в других категориях товаров народного потребления. Большое значение на потребительское поведение оказывает возраст и уровень доходов.[ Global Fashion Agenda, Boston Consulting Group, Sustainable Apparel Coalition, 2019] 

Анализируемые компании принимают на переработку не только собственную продукцию, но и текстильные изделия других производителей. 

Собранная одежда сортируется по категориям: для повторного использования, в том числе для создания новых моделей; для переработки, чтобы стать продуктами для других индустрий или преобразовываются в новые волокна; для производства энергии, если предметы одежды не могут быть повторно использованы или переработаны. Рассмотрим направления движения потоков собранных вещей подробнее.  

Компании, присоединившиеся к стратегии устойчивого развития, направляют непроданные, но ещё пригодные к эксплуатации вещи в качестве гуманитарной помощи в развивающиеся страны. Для этого устанавливаются партнерские отношения с некоммерческими организациями.  Например, Indetex собранные предметы передаются в   Caritas, Red Cross, Oxfam и CEPF. В Primark в Европе с 2010 года жертвуют непроданную одежду на благотворительность Newlife, в США компания сотрудничает с некоммерческой организацией K. I. D. S. / Fashion Delivers. Fast Retailing брэнд UNIQLO в партнёрстве с подразделением ООН по вопросам беженцев поставили в 65 стран более 30,29 миллионов вещей.[5] По данным отчетности H&M, около 50-60% вещей оказываются отсортированы для повторного использования. 

Следующее направление – это переработка. В ЕС относительно отходов установлено, что переработка начинается, если невозможно повторное использование вещей. Не удивительно, что всё большей популярностью пользуется upcycling - это форма переработки одежды, которая заключается в том, чтобы украсить старые вещи. В результате отходы рассматриваются творчески и преобразуются во что-то новое. При этом способе переработки одежды используется значительно меньше сырья, это позволяет сократить вредное воздействие индустрии моды: меньше использования воды, меньше химических веществ и меньше выбросов углерода.[6] 

Наиболее распространенной формой переработки текстильных изделий является recycling (рециклинг), который может быть механическим и химическим. Текстиль механически измельчается в волокна, которые используются при изготовлении изоляционных материалов. Например, компания Max Mara запатентовала высокоэффективную изоляционную смесь, состоящую из механически переработанных фрагментов одежды и переработанного полиэфира.[7] Некоторые текстильные изделия используется для изготовления чистящих салфеток. Даже пыль, которая осталась от измельчения хранится и используется для производства войлочных досок. В H&M group около 35-45% собранных вещей направляются на переработку. 

Анализируя процесс преобразования старых вещей в новые важно отметить, что современные синтетические волокна отличаются большей прочностью, чем волокна 20лет назад, кроме того современные ткани – это результат смешения разных типов волокна [Hawley, 2006]. Например, в состав изделий Adidas, H&M, Nike и других известных брендов входит полиэстр, произведенный Polygenta, Polyterra, Hilaturas Ferre (бренд Recover), Unifi бренд Repreve) из PET бутылок. Что затрудняет процесс рециклинга. 

Переработку вещей фокусные компании организуют в партнёрстве с различными компаниями. Рассмотрим их более подробно. 

Во-первых, это исследовательские институты. 

Inditex сотрудничает с Массачусетским Технологическим Институтом, а также с несколькими Испанскими Университетами. К 2020 году инвестиции Inditex в технологии переработки текстиля достигнут 3,5 миллиона долларов. 

Фонд H&M финансирует четырехлетнее партнерство в размере 5,8 млн евро с гонконгским научно-исследовательским институтом текстиля и одежды (HKRITA), который разработал три метода переработки. Один из них - механический подход уже используется гонконгским производителем пряжи Novetex и позволяет за день обрабатывать три тонны нежелательного текстиля в пряжу. [H&M Group, 2018] 

Ко второй группе партнёров мы относим компании, которые участвуют в сборе, сортировке, очистке и переработке одежды, такие как I:CO, Ferre, PackMee, Make Fashion Circular. Например, с момента своего основания в 2009 году I:CO планирует логистику и проводит сортировку и переработку собранных товаров. В результате получается беспроигрышная ситуация для всех участников. Концепция сбора и транспортировки до ближайшего сортировочного и перерабатывающего центра разрабатывается индивидуально с учетом потребностей розничных партнеров. Каждый предмет одежды сортируется вручную и классифицируется на основе его наилучшего возможного использования. Извлеченные в ходе переработки волокна используются для создания новой пряжи для текстильного производства, то есть эти материалы остаются в замкнутом цикле. Таким образом, I:CO работает со своими партнерами над разработкой индивидуальных «круговых цепочек поставок», которые позволяют интегрировать переработанные волокна в производство.[8] 

Zara сотрудничает с австрийским производителем растительного устойчивого текстильного волокна TENCEL™ Lyocell Lenzing для производства высококачественного текстильного сырья из своих текстильных отходов. 

Fast Retailing брэнд UNIQLO сотрудничает с технологической компанией Toray, которая разрабатывает решения для фильтрации загрязняющих веществ. Также в компании Toray разработали машину, эффективность которой примерно в 50 раз выше по сравнению с ручным методом сортировки вещей.[9] 

Третья категория партнёров – это компании индустрии 4.0, предлагающие решения для переработки одежды с использованием новых технологий.  Представляется необходимым их также дифференцировать в соответствии с характером решаемых задач (таб. 1). 

Таблица 1 

Цифровые решения, используемые при переработке одежды  

 

Решение

Пример использования

1.

Программное обеспечение, позволяющее проводить мониторинг эффективности цепей поставок отходов

Reverseresources помогает повысить эффективность управления и прозрачность материальных потоков от клиента к клиенту, позволяя отобразить, измерить и создать видимость для оставшихся тканей и отходов, чтобы они стали прослеживаемыми через их следующие жизненные циклы. [10]

2.

Платформы, позволяющие продавать и обменивать подержанные вещи как предприятиям, так и населению

Circle Economy's Circle Market, онлайн-торговая платформа, которая уже используется компаниями по всему миру [Ellen MacArthur Foundation, 2017]. Продажи подержанной одежды быстро растут, благодаря, таким платформам как, eBay, Vinted и Poshmark. Американская платформа ThredUp получила 21 миллион предметов со всей Северной Америки в 2018 году, по сравнению с 4 миллионами в 2014 году. [Mehta, 2019]

Yerdle предоставляет таким брендам, как Patagonia, REI и Eileen Fisher платформы для покупки и продажи подержанных товаров.[ Ruben, 2019]

3.

Он-лайн поддержка по вопросам ухода и ремонта одежды

В 2016 году ремонтный отдел компании Patagonia починили 45 000 предметов одежды. Patagonia в сотрудничестве с iFixit запустила сервис, который даёт возможность потребителю самостоятельно ремонтирует одежду. [WRAP, 2017]

4.

Мобильные приложения, помогающих собирать ненужные вещи

Бесплатное приложение reGAIN помогает желающим найти ближайший из более чем 25000 доступных в Великобритании пунктов сбора ненужных вещей, получить квитанцию об отправке посылки и купоны на скидки, которые действуют в течение 10 дней.[11]

 Исследования, проведенные в Северной Америке, показывают, что, если бы каждый человек купил одну подержанную вещь вместо новой, это сэкономило бы более 200 000 тонн отходов и 2,6 миллиона тонн углекислого газа, примерно такой же эффект, если убрать с дороги в течение года полмиллиона автомобилей. [Mehta, 2019]

 

Четвертая категория партнёров – это компании, оказывающие услуги в области бренд-консалтинга, помогающие другим компаниям увеличить стоимость бизнеса благодаря устойчивому развитию.

 

Например, компания Eco-Age разрабатывает мощные глобальные коммуникационные платформы для глобальных брендов, которые разделяют идеи устойчивого развития. Это способствует в итоге вовлечению новых потребителей в создание замкнутых цепей поставок одежды.[12] 

Пятая категория партнёров – это внутриотраслевые ассоциации, созданные для обмена передовым опытом и развития отрасли. Приведем несколько примеров. 

  1. Основанная в 1932 году, Sustainable Clothing Action Plan объединяет компании, занимающиеся повторным использованием и переработкой текстильных изделий и связанных с ними вторичных материалов. Ассоциация продвигает высокие стандарты и лучшие практики для повторного использования и переработки текстильных изделий и связанных с ними вторичных материалов.[13]
  2. Bureau of International Recycling, основанное в 1948 году, сегодня объединяет более 760 компаний-членов и 36 национальных ассоциаций в более чем 70 странах. Вместе эти члены образуют крупнейшую международную ассоциацию переработки отходов. Бюро Международной переработки способствует переработке материалов и содействует свободной и справедливой торговле вторсырьем, предоставляя своим членам актуальную информацию о международных рынках переработки, их законодательном контексте и новейших технологиях.[14]
  3. Textile Exchange, некоммерческая организация, созданная в 2002г., объединяет 210 компаний их 25 стран, поддерживает ответственное и устойчивое развитие текстильной промышленности, способствуя повышению уровня образования участников цепей поставок, обмену опытом и разработке стандартов переработки.[15]
  4. Sustainable Apparel Coalition - это отраслевая группа объединяет более чем 250 ведущих производителей одежды, обуви и текстиля, розничные сети, поставщиков услуг, торговых ассоциаций, некоммерческих организаций и академических учреждений, работающих над снижением экологического и социального воздействия продукции по всему миру. Благодаря участию многих заинтересованных сторон SAC стремится привести отрасль к общему видению устойчивости, основанному на общем подходе к измерению и оценке показателей устойчивости одежды, обуви и текстильных изделий. SAC запустил в 2011 году Higg Index - это набор инструментов, который позволяет  компаниям на каждом этапе их жизненного цикла измерять показатели социальной и экологической устойчивости. На современном этапе индекс Хигга является значимым индикатором устойчивости цепочки поставок. [16] 

Резюмируя представленную информацию считаем возможным предложить модель замкнутой цепи поставок модной одежды (рис. 1, таб. 2). 

  

Обозначения: FC I - фокусная компания, CusI – покупатель одежды FC I, PL – платформа обмена/ продажи подержанных вещей, Cus – покупатели одежды различных брендов; Col – сбор вещей различными способами; Sor – сортировка вещей, Ch – благотворительные организации, Cus d – потребители одежды из развивающихся стран, Ut – утилизация вещей, которые непригодны для переработки, Cl – очистка вещей, Rep – переработка одежды, бывшей в употреблении. 

Рис 1. Схема замкнутой цепи поставок модной одежды 

Считаем цепь поставок модной одежды условно замкнутой, поскольку поток для переработки включает предметы других производителей, а часть потока собранной одежды направляется не в переработку, а в качестве благотворительности в развивающиеся страны для дальнейшего использования.

 Таблица 2

Описание потоков в замкнутой цепи поставок модной одежды 

Обозначение

Содержание процесса и разновидность потока

FC I Cus I

Фокусная компания направляет своим покупателям новые вещи

Cus I PL Cus

Покупатели одежды I компании обменивают или продают поддержанные вещи на платформе и соответственно покупают вещи других производителей

Cus I Col

Покупатели одежды I компании сдают на переработку поддержанные вещи как I компании, так и других брендов

Col Sor

Собранные поддержанные вещи сортируются

Sor Ch

Поддержанные вещи, пригодные для использования передаются в благотворительные организации

Ch Cus d

Благотворительные организации направляют поддержанные вещи нуждающимся, в т.ч. в страны с развивающейся экономикой

Sor Ut

Поддержанные вещи, непригодные для использования передаются для утилизации в энергетические компании

Sor Cl

Поддержанные вещи, пригодные для переработки передаются на очистку

Cl Rep

После очистки поддержанные вещи направляются на переработку

Rep FC I

После переработки в фокусную компанию поступают либо волокна для производства новой ткани, либо ткани, содержание волокна из переработанной одежды, либо фрагменты старой одежды, которые используются в новых коллекциях

 Проблемы и перспективы переработки одежды в устойчивых цепях поставок

Анализируя опыт переработки потоков одежды крупнейшими корпорациями, отметим сложности, с которыми сталкиваются заинтересованные стороны. 

  1. Во-первых, много времени уходит на поиск подходящих партнеров, которые соответствуют бизнес-модели и уровню амбиций в части устойчивого развития, и создание совместных структур, которые требуют доверия, преданности делу и четкой передачи ценностей, целей и структур каждой компании. [ Global Fashion Agenda, 2019]
  2. Во-вторых, химическая переработка мономеров для полиэфира пока не является конкурентоспособной по стоимости, главным образом потому, что отделение мономеров от красителей, покрытий и других загрязняющих веществ является дорогостоящим и энергоемким [Ellen MacArthur Foundation, 2017].
  3. В-третьих, 10-15% компаний мировой индустрии моды еще не предпринимают никаких усилий в направлении более ответственной практики. [ Global Fashion Agenda, Boston Consulting Group, Sustainable Apparel Coalition, 2019]

 В будущем ожидается, что мировое потребление одежды и обуви увеличится на 63% до 102 миллионов в 2030 году [Global Fashion Agenda, 2017] . И если индустрия модной одежды не станет более экологически эффективной, то её воздействие на окружающую среду станет намного больше. [Remy, 2016] 

По данным фонда Ellen MacArthur, в настоящее время менее 1% текстиля, производимого из одежды, перерабатывается в новую одежду, что представляет собой упущенную возможность в размере более 100 миллиардов долларов США ежегодно и высокие затраты на захоронение и сжигание отходов. Использование переработанных, а не первичных материалов также дает возможность резко сократить затраты невозобновляемых ресурсов и негативное воздействие отрасли. [Ellen MacArthur Foundation, 2017] 

С учетом рассмотренного выше опыта крупнейших цепей поставок считаем возможным выделить следующие направления по активизации практики переработки вещей в цепях поставок модной одежды. 

Во-первых, экологическое образование дизайнеров. Применение методов эко-дизайна позволяет не только продлить срок использования изделий и материалов, а также как с самого начала создания вещей максимизировать их потенциал переработки для решения проблемы отходов. В некоторых компаниях уже пришли к пониманию, что дизайнеры играют огромную роль в создании кругового будущего моды. Компания ASOS совместно с Центром устойчивой моды (CSF) в Лондонском колледже моды, разработали учебную программу, изучающую методы кругового дизайна и передовую практику. Результаты экспериментальной программы будут использоваться для более широкого внедрения кругового обучения и ресурсов. 

Во-вторых, дополнительные инвестиции в улучшение рециркуляции. Волокна, полученные путем механической переработки, хуже по качеству, чем первичные волокна, и поэтому менее полезны для производителей одежды, но химическая переработка может улучшить это по мере развития технологии. [Remy, 2016; Ljungkvist, 2018] 

Устойчивые методы производства хоть и стоят несколько дороже, но они стимулируют инновации и защищают предприятия от потрясений в цепочке поставок и репутационных рисков, что приводит к повышению устойчивости и прибыльности всей цепочки поставок. [Remy, 2016] 

В-третьих, систематическое участие потребителей в сборе вещей для переработки, а не случайные благотворительные акции. Учитывая, что, по данным исследования Mckinsey, доля платежеспособных покупателей, озабоченных социальными и экологическими последствиями действий современных корпораций возрастает. [Amed, 2019] Для этого необходимы новые бизнес-модели, которые позволяют клиентам купить предмет и знать, что его можно вернуть после использования. А потом этот предмет будет продан другому покупателю, который после использования также вернёт его обратно. Принятие мер истинной устойчивости и этического лидерства приносит компаниям признание и соответственно прибыль [ Ruben, 2019]. 

В-четвертых, сплоченность всех заинтересованных сторон вокруг целей новой циркулярной экономики, которая позволит устанавливать новые амбициозные совместные обязательства, усиливая добровольные инициативы и стимулируя инновации на всех этапах производства одежды [Magnin, 2019]. 

Заключение 

  1. Фокусные компании проводят ре-дизайн своих цепей поставок, и можно говорить о том, что существуют примеры замкнутых цепей поставок в индустрии моды.
  2. Управление переработкой одежды – это пример организации современных бизнес процессов, который предполагает активное сотрудничество покупателей, посредников, поставщиков и конкурентов.
  3. Рециклинг ещё остается дорогостоящим и сложным в организации процессом, поэтому компании находят решения по вторичному использованию одежды, придавая ей модный облик.
  4. Всё большее значение приобретает задача экологического дизайна, когда ещё на этапе создания одежды продумывается технология её переработки.
  5. Новые технологии позволяют продлить срок полезного использования вещей, а также максимизировать потенциал переработки отходов; способствуют обмену одежды, бывшей в употреблении, а также вовлечению потребителей в переработку ненужных вещей.

Список источников

Алямовская, Н.С., Кольчугин, Д.М. (2018), «Теоретические аспекты управления возвратными потоками в интернет-ритейле», Логистика и управление цепями поставок, № 6 (89), с. 97-111.

Алямовская, Н.С., Левина, Т.В.(2019), «Теоретический аспекты управления возвратами тары в цепи поставок», Логистика и управление цепями поставок, № 4 (93), с. 22-32.
Дыбская, В.В. (2014), «Передовые практики в логистике и управлении цепями поставок в контексте мировых исследований», Логистика и управление цепями поставок, № 6 (65), с. 7-20.
Дыбская, В.В. и Сергеев, В.И. (2018), «Мировые тренды развития управления цепями поставок», Логистика и управление цепями поставок, № 2 (85), с. 3-14.
Дыбская, В.В., Сергеев, И. В. и Сергеев, В.И. (2019), «Цифровая трансформация цепей поставок предприятий сетевой розницы», Логистика и управление цепями поставок, № 4 (93), с. 3-15.
Пахомова, Н.В., Рихтер, К.К., Ветрова М.А. (2017) «Переход к циркулярной экономике и замкнутым цепям поставок как фактор устойчивого развития», Вестник Санкт-Петербургского университета. Экономика, Т.33, Вып. 2, с.244-268. 
Сергеева, В.И. (2005), Корпоративная логистика. 300 ответов на вопросы профессионалов. ИНФРА, Москва, Россия.
Сергеев, В.И. (2018), «Дизайн сетевой структуры цепей поставок», Логистика и управление цепями поставок, № 3 (86), с. 3-14. 
Amed, I., Balchandani, A., Beltrami, M., Berg, A., Hedrich, S., Rölkens, F. (2019), «The influence of ‘woke’ consumers on fashion», available at: https://www.mckinsey.com/industries/retail/our-insights/the-influence-of-woke-consumers-on-fashion (Accessed 4 October  2019)
Ellen MacArthur Foundation (2017), A new textiles economy: Redesigning fashion’s future, available at: http://www.ellenmacarthurfoundation.org/publications. (Accessed 10 October  2019)
Global Fashion Agenda (2017), A call to action for a circular fashion system. Policy brief, available at: https://www.globalfashionagenda.com/wp-content/uploads/2017/04/GFA17_Call-to-action_Poluc-brief_FINAL_9May.pdf (Accessed 4 October  2019)
Global Fashion Agenda (2019), 2020 COMMITMENT — Status Report 2019, available at: https://www.globalfashionagenda.com/publications/#2020commitmentstatusreport (Accessed 4 October  2019)
Global Fashion Agenda, Boston Consulting Group, Sustainable Apparel Coalition (2019), Pulse of the fashion industry, available at: https://www.globalfashionagenda.com/pulse-2019-update/#. (Accessed 24 September 2019)
H&M Group (2018), Sustainability report, available at: https://sustainability.hm.com/en/sustainability/downloads-resources/reports/sustainability-reports.html (Accessed 4 October 2019)
Hawley, J. M. (2006), «Textile recycling: a system perspective». Recycling in Textiles Elsevier BV, pp 7-24; doi:10.1533/9781845691424.1.7, available at: https://krex.k-state.edu/dspace/bitstream/handle/2097/595/?sequence=1 (Accessed 4 October  2019)
Inditex (2018), Annual Report 2018,  available at: https://www.inditex.com/investors/investor-relations/annual-reports (Accessed 4 October 2019)
Kaikobad, N. K., Bhuiyan, Md. Z. A., Sultana, F., Rahman, M. (2015), «Fast fashion: marketing, recycling and environmental issues». International Journal of Humanities and Social Science Invention, Volume 4, Issue 7, July., PP.28-33, available at: http://www.ijhssi.org/papers/v4%287%29/Version-2/E0472028033.pdf (Accessed 4 October  2019)
Ljungkvist, H, Watson D, Elander, M. (2018), «Developments in Global Markets for Used Textiles and Implications for Reuse and Recycling», available at: http://mistrafuturefashion.com/wp-content/uploads/2018/05/Mistra-Future-Fashion-2018-4H.-Ljungkvist-D.3.3.4.1.pdf (Accessed 4 October  2019)
Magnin, С., Hedrich, S. (2019), «Refashioning clothing’s environmental impact» available at: https://www.mckinsey.com/business-functions/sustainability/our-insights/sustainability-blog/refashioning-clothings-environmental-impact (Accessed 4 October  2019)
Mehta, A. (2019), «Beyond recycling: Putting the brakes on fast fashion», available at: http://www.ethicalcorp.com/beyond-recycling-putting-brakes-fast-fashion (Accessed 4 October  2019)
Mundobh, E. (2018), «Primark to launch ‘take back’ scheme for unwanted clothes – 7 shops that already offer it» The Mirror, 27 November 2018, аvailable at: https://www.mirror.co.uk/money/primark-launch-take-back-scheme-13652018 (Accessed 24 September 2019)
Remy, N., Speelman, E., Swartz, S. (2016), «Stylish, affordable clothing has been a hit with shoppers. Now companies are trying to reduce its social and environmental costs», available at: https://www.mckinsey.com/business-functions/sustainability/our-insights/style-thats-sustainable-a-new-fast-fashion-formula (Accessed 24 September 2019)
Ruben, A. (2019), «When you pick that pre-worn jacket, the environment wins too». Interview, available at: https://www.mckinsey.com/business-functions/sustainability/our-insights/when-you-pick-that-pre-worn-jacket-the-environment-wins-too (Accessed 24 October 2019)
WRAP (2017), Valuing Our Clothes: the cost of UK fashion,  available at: http://www.wrap.org.uk/sites/files/wrap/valuing-our-clothes-the-cost-of-uk-fashion_WRAP.pdf (Accessed 24 September 2019)

 

  1.  

 

References

 

Alaymovskaya, N.S., Kolchugin, D.M. (2018), «Theoretical aspects of return flows management in internet retailing», Logistika i upravlenie tsepyami postavok [Logistics and supply chain management], vol. 6 (89), p. 97-111.
Alaymovskaya, N.S., Levina T.V. (2019), « Theoretical aspects of transport items return mamagement in supply chains », Logistika i upravlenie tsepyami postavok [Logistics and supply chain management], vol.  4 (93), p. 22-32.
Dybskaya, V.V. (2014), «Best practices in logistics and supply chain management in the context of global research», Logistika i upravlenie tsepyami postavok [Logistics and supply chain management], vol. 6 (65), p. 7-20.
Dybskaya, V.V. and Sergeev, V.I. (2018), « Global trends in supply chain management», Logistika i upravlenie tsepyami postavok [Logistics and supply chain management], vol. 2. (85), p. 3-14.
Dybskaya, V.V.,  Sergeev, I. V. and Sergeev, V.I.  (2019), «Digital Transformation of Supply Chains», Logistika i upravlenie tsepyami postavok [Logistics and supply chain management], vol. 4 (93), p. 3-15.
Pakhomova, N.V., Richter, K.K., Vetrova M.A. (2017) « Transition to circular economy and closed-loop supply chains as driver of sustainable development », Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Ekonomika [St Petersburg University Journal of Economic Studies (SUJES)] ,T.33, vol. 2, p.244-268.
Sergeev, V.I. (2018), «Дизайн сетевой структуры цепей поставок», Logistika i upravlenie tsepyami postavok [Logistics and supply chain management], vol. 3 (86), p. 3-14. 
Segeev, V.I. (ed.) (2005), Korporativnaya logistika. 300 otvetov na voprosy professionalov [Corporate Logistics. 300 answers to the questions of professionals], INFRA-M, Moscow, Russia.
Amed, I., Balchandani, A., Beltrami, M., Berg, A., Hedrich, S., Rölkens, F. (2019), «The influence of ‘woke’ consumers on fashion», available at: https://www.mckinsey.com/industries/retail/our-insights/the-influence-of-woke-consumers-on-fashion (Accessed 4 October  2019)
Ellen MacArthur Foundation (2017), A new textiles economy: Redesigning fashion’s future, available at: http://www.ellenmacarthurfoundation.org/publications. (Accessed 10 October  2019)
Global Fashion Agenda (2017), A call to action for a circular fashion system. Policy brief, available at: https://www.globalfashionagenda.com/wp-content/uploads/2017/04/GFA17_Call-to-action_Poluc-brief_FINAL_9May.pdf (Accessed 4 October  2019)
Global Fashion Agenda (2019), 2020 COMMITMENT — Status Report 2019, available at: https://www.globalfashionagenda.com/publications/#2020commitmentstatusreport (Accessed 4 October  2019)
Global Fashion Agenda, Boston Consulting Group, Sustainable Apparel Coalition (2019), Pulse of the fashion industry, available at: https://www.globalfashionagenda.com/pulse-2019-update/#. (Accessed 24 September 2019)
H&M Group (2018), Sustainability report, available at: https://sustainability.hm.com/en/sustainability/downloads-resources/reports/sustainability-reports.html (Accessed 4 October 2019)
Hawley, J. M. (2006), «Textile recycling: a system perspective». Recycling in Textiles Elsevier BV, pp 7-24; doi:10.1533/9781845691424.1.7, available at: https://krex.k-state.edu/dspace/bitstream/handle/2097/595/?sequence=1 (Accessed 4 October  2019)
Inditex (2018), Annual Report 2018,  available at: https://www.inditex.com/investors/investor-relations/annual-reports (Accessed 4 October 2019)
Kaikobad, N. K., Bhuiyan, Md. Z. A., Sultana, F., Rahman, M. (2015), «Fast fashion: marketing, recycling and environmental issues». International Journal of Humanities and Social Science Invention, Volume 4, Issue 7, July., PP.28-33, available at: http://www.ijhssi.org/papers/v4%287%29/Version-2/E0472028033.pdf (Accessed 4 October  2019)
Ljungkvist, H, Watson D, Elander, M. (2018), «Developments in Global Markets for Used Textiles and Implications for Reuse and Recycling», available at: http://mistrafuturefashion.com/wp-content/uploads/2018/05/Mistra-Future-Fashion-2018-4H.-Ljungkvist-D.3.3.4.1.pdf (Accessed 4 October  2019)
Magnin, С., Hedrich, S. (2019), «Refashioning clothing’s environmental impact» available at: https://www.mckinsey.com/business-functions/sustainability/our-insights/sustainability-blog/refashioning-clothings-environmental-impact (Accessed 4 October  2019)
Mehta, A. (2019), «Beyond recycling: Putting the brakes on fast fashion», available at: http://www.ethicalcorp.com/beyond-recycling-putting-brakes-fast-fashion (Accessed 4 October  2019)
Mundobh, E. (2018), «Primark to launch ‘take back’ scheme for unwanted clothes – 7 shops that already offer it» The Mirror, 27 November 2018, аvailable at: https://www.mirror.co.uk/money/primark-launch-take-back-scheme-13652018 (Accessed 24 September 2019)
Remy, N., Speelman, E., Swartz, S. (2016), «Stylish, affordable clothing has been a hit with shoppers. Now companies are trying to reduce its social and environmental costs», available at: https://www.mckinsey.com/business-functions/sustainability/our-insights/style-thats-sustainable-a-new-fast-fashion-formula (Accessed 24 September 2019)
Ruben, A. (2019), «When you pick that pre-worn jacket, the environment wins too». Interview, available at: https://www.mckinsey.com/business-functions/sustainability/our-insights/when-you-pick-that-pre-worn-jacket-the-environment-wins-too (Accessed 24 October 2019)
WRAP (2017), Valuing Our Clothes: the cost of UK fashion,  available at: http://www.wrap.org.uk/sites/files/wrap/valuing-our-clothes-the-cost-of-uk-fashion_WRAP.pdf (Accessed 24 September 2019)

 



[1] https://www.circle-economy.com/case/fibersort/#.Xdj_AfkzaM8

[6] https://compareethics.com/9-recycled-and-upcycled-clothing-brands-you-shouldnt-pass-in-2018/

[7] https://www.cameramoda.it/en/associazione/news/1566/

 

Опубликовано №4 (93) октябрь 2019 г.

АВТОРЫ:  ЭЛЬЯШЕВИЧ И.П., ЭЛЬЯШЕВИЧ Е.Р.

РУБРИКИ:   Корпоративная логистика промышленных компаний Управление возвратными потоками (реверсивная логистика)

Аннотация 

 Поиск эффективных способов обращения с отходами является достаточно актуальной научно-практической задачей, которая стоит перед компаниями, задействованными в различных отраслях экономики. С одной стороны, это обусловлено необходимостью соблюдения норм природоохранного законодательства, предъявляющего требования к снижению отрицательной нагрузки на окружающую среду в процессе осуществления своей деятельности. С другой стороны, эффективная организация сбора и передачи отходов во вторичную переработку, может способствовать сокращению затрат компаний и формированию дополнительного источника дохода, что будет способствовать повышению рентабельности бизнеса.
В статье рассмотрены возможные направления работы с отходами, образующимися в результате деятельности отечественных компаний сетевой розницы. Предложена классификация, которую можно использовать для целей организации раздельного сбора отходов и их последующей переработки. Проведён анализ методов теории логистики, модификация которых будет способствовать внедрению экологических принципов в розничном бизнесе. Представлены результаты анализа отечественного рынка переработки отходов, их номенклатуры, специфики обращения, расценок на утилизацию. Произведены расчёты возможных доходов компаний сетевой розницы от передачи отходов во вторичную переработку, основанных на среднеотраслевых показателях. Методологические принципы, изложенные в статье, основаны на системном анализе взаимосвязей между элементами логистических и экологических систем в процессе управления прямыми и возвратными материальными потоками. При оценке экономической эффективности предлагаемых в статье решений использовались методы технико-экономического и финансового анализа, математической статистики и обработки информации. В результате проведённых расчётов показано, что организация и осуществление раздельного сбора отходов предприятиями сетевой розницы, может снизить затраты на вывоз и утилизацию образующегося мусора и оказать положительное влияние на состояние окружающей среды.

Скачать статью (бесплатно)

 Купить номер

Ключевые слова: экологическая логистика экологистика экологические платежи возвратная логистика возвратные потоки управление возвратными потоками управление возвратами вторичная переработка отходы твердые отходы твердые коммунальные отходы

 

Опубликовано № 6 (65) декабрь 2014 года

АВТОРЫ: Ермолина М.В.

РУБРИКИ: Управление возвратными потоками (реверсивная логистика)Логистическая интеграция и координацияСовременные концепции и технологии в логистике и управлении цепями поставок

Аннотация 

Возвратные потоки представляют всё больший интерес для цепей поставок в силу роста внимания к «зелёной логистике» и возможностей повторного использования возвращаемых товаров или сырья. Определение возвратной логистики полностью соответствует определению логистики как таковой за исключением того, что речь идёт о потоке от потребителей к поставщикам. Соответственно, сотрудничество при управлении возвратными потоками должно приносить такую же пользу, как и сотрудничество в прямой цепи поставок. И прежде всего, оно должно повлиять на объём возвратного потока, то есть, максимизировать или минимизировать его в зависимости от составляющих потока и целей бизнеса. В статье рассмотрены возможности включения в существующие практики кооперации в цепи поставок вопросов, касающихся управления желаемыми объёмами возвратных потоками. Показано, что больше всего возможностей они дают для минимизации вероятности возникновения неплановых возвратов, и предложено включать вопросы управления возвратами в уже существующие между партнёрами отношения сотрудничества вместо того, чтобы начинать сотрудничество, основываясь на возвратном потоке.

Ключевые слова зеленая логистика возвратная логистика сотрудничество интегрированное планирование интегрированное исполнение


Управление возвратными потоками постепенно привлекает всё большее внимание бизнеса, и происходит это по ряду объективных внешних и внутренних причин.  К внешним причинам можно отнести:

-  давление государства и общества, которое обязывает ко всё большему «озеленению» цепей поставок. Организация возвратного потока выступает одним из способов,  которым бизнес может проявить свою экологичность, так как в этом случае обеспечивается безопасная утилизация или повторное использование товаров или сырья, что снижает нагрузку на окружающую среду;

- потребности и запросы потребителей на конкурентном рынке, желающих иметь возможность отменить сделку и отказаться от ранее купленного товара, если по каким-то причинам он им не подошёл.

Внутренние причины связаны со стремлением бизнеса получить дополнительные выгоды или сократить затраты за счёт работы с возвратами:

- снижение объёмов закупки из-за повторного использования многоразовой тары и упаковки, что снижает затраты на её приобретение даже с учётом расходов на обратную транспортировку и учёт;

- снижение стоимости материалов, полученных из переработанных возвратных потоков.  Так,  себестоимость вторичных поливинилхлорида, полиэтилена, полистирола в 2,5-6 раз ниже от их первичных материалов, металла – в 2-2,5 раза меньше; а стекло, произведённое из стеклобоя может быть на 40% дешевле, чем произведённое из кварцевого песка. [9];

- повышение лояльности клиентов за счёт обещания принять продукцию назад даже после покупки. Это становится особенно актуальным по мере роста сектора интернет-торговли, в котором клиенты имеют наибольший риск получить товар, не отвечающий их потребностям;

- привлечение новых клиентов за счёт обещания утилизировать старую продукцию при покупке новой или после окончания срока эксплуатации продаваемого продукта[1].

Составляющие возвратных потоков и цели управления ими

Согласно определению Исполнительного совета реверсивной логистики (Reverse Logistics Executive Council), реверсивная логистика представляет собой процесс планирования, реализации и контроля движения эффективного, рентабельного потока сырья, незавершенного производства, готовой продукции и соответствующей информации от точки потребления к месту происхождения с целью возврата ценности или надлежащей утилизации. [1].  Для того, чтобы выделить возможности сотрудничества в цепи поставок при управлении возвратными потоками следует, прежде всего, определиться с их составляющими и обозначить общие цели управления, на основании которых можно будет строить модели взаимодействия. В различных источниках приводятся разные классификации возвратных потоков [5, 8, 6]. Например, предлагают разделять их в зависимости от:

1. Места возникновения. Это возвратные потоки, идущие от

            - конечных потребителей

            - складов в сети распределения готовой продукции

            - производителей

2. Типа возвращаемого потока

            - готовая продукция

            - незавершённое производства

            - сырьё и материалы

            - ресурсы для обслуживания, ремонта и эксплуатации

            - тара и упаковка

3. Причин возврата

            - брак, обнаруженный потребителями

            - отзыв товаров из-за брака, обнаруженного производителем

            - излишек запаса

            - возврат производителю для обслуживания и ремонта

            - возврат ошибочно отгруженных товаров

            - не подошедшая потребителю продукция

            - перераспределение запаса в сети распределения

            - истечение срока использования

            - регулярный возврат для повторного использования

4. Возможности дальнейшего использования

            - готовые к немедленной продаже/использованию в производстве

            - требующие ремонта перед передачей в продажу/использование в производстве

            - годные для использования только в виде частей/компонентов

            - подлежащие передаче вверх по цепи поставок следующему поставщику

            - подлежащие утилизации

5. По степени предсказуемости

            - плановые

            - неплановые

Очевидно, что предлагаемые основания для классификации пересекаются между собой, а также что от принадлежности к той или иной группе будут зависеть основные цели и задачи, стоящие перед менеджментом. Возможные варианты составляющих возвратных потоков в цепи поставок торгового предприятия представлены в Таблице 1. Как видно, возвращаться может готовая продукция и тара или упаковка, причём причины возвратов могут быть связаны с решением покупателя, объективными недостатками в качестве продукта, истечением срока использования/срока годности, результатами решений по заказу и распределению продукции и с необходимостью повторного использования тары. Отдельно стоить отметить такой параметр, как степень предсказуемости или плановости возникновения возвратов. Этот параметр, в частности, используется в модели операций SCOR, и означает, скорее, желательность или нежелательность возникновения необходимости в передаче данного возвратного потока. Например, возвратный поток бракованной продукции или избыточных запасов является нежелательным, а потому неплановым для цепи поставок, так как в идеале не должно возникать ни брака, ни излишка товаров. А возвратный поток оборотной тары или возврат продукции после окончания срока использования является желательным и плановым, так как соответствует целям бизнеса – сокращению расходов и снижению негативного влияния на окружающую среду.  В рассмотренных автором русскоязычных источниках критерий степени предсказуемости не используется, и совершенно напрасно. Именно на его основании можно определить стратегическую цель управления возвратными потоками.

Таблица 1.

Классификация возвратных потоков в цепи поставок торговой компании

Если говорить про цели управления возвратами, то их можно подразделить на два уровня: операционный, связанный с необходимостью оптимизировать расходы на операции по обработке, транспортировке и складированию возвратов, и стратегический, связанный с определением желаемого объёма возвратных потоков. Если эти два уровня не разделять, то возникает путаница в постановке целей. Например, если выстраивать политику управления возвратами только на основании оптимизации операционных затрат, то получается, что чем меньше возвратов обрабатывается, тем лучшего результата добивается логистика. Но в случае с оборотной тарой или возвратом использованной продукции в рамках стратегии «зелёной цепи поставок», наоборот, чем больше возвращаемый поток, тем ближе бизнес к поставленной цели – что, как кажется, входит в противоречие с задачей оптимизации затрат. Именно разделение целей на основании критерия плановости потока возвратов и снимает это противоречие. В Таблице 2 приведено разделение целей по управлению плановыми и неплановыми возвратными потоками. Как видно, несмотря на различие стратегической цели по объёму возвратного потока, операционные цели, связанные с обеспечением оптимальных затрат, высокой надёжности и скорости отклика цепи поставок, остаются общими для обеих групп потоков. Исходя из понимания целей управления возвратными потоками можно определить основные места процесса управления возвратами, сотрудничество в которых позволит эффективнее достичь заявленных результатов.

Практики сотрудничества в цепи поставок базируются на трёх основных моментах: обмене информацией о текущем состоянии спроса и поставок, совместном планировании будущего состояния спроса и поставок и совместном исполнении планов. И хотя в формализованных методиках интеграции в цепи поставок не уделяется особого внимания планированию и исполнению возвратных потоков это не означает, что возвраты исключаются из сферы совместной деятельности. На самом деле, крайне важно, чтобы кооперация в цепи затрагивала вопросы возвратов, поскольку это даёт возможность получить дополнительную выгоду за счёт

–      интеграции информации;

–      отслеживания и мониторинга событий;

–      повышения прозрачности цепи;

–      возможности быстро среагировать и применить корректирующее воздействие. [4]

Рассмотрим подробнее, как именно существующие практики интеграции могут быть использованы для управления желаемым объёмом возвратного потока.

Таблица 2.

Диверсификация целей управления плановыми и неплановыми возвратными потоками

Сотрудничество для максимизации общего объёма возвратного потока

Наиболее ярко эта цель проявляется при реализации концепции «зелёной цепи поставок», когда перед производителем и торговым предприятием стоит задача минимизации вреда, в частности, наносимого выбрасываемой  после использования на свалку готовой продукцией и/или упаковкой от неё.

Для достижения этой цели партнёры в цепи поставок могут применить следующие инструменты:

1. Определение общих правил и процедур приёма и обработки возвратных потоков.

Чем понятнее для потребителей схема и процедура возврата, тем охотнее они воспользуются ей. В свою очередь, наличие согласованных процедур между производителем и торговой компанией позволяет быстро перемещать поток дальше по цепи, освобождая место для приёмки новой порции возвратов.

2. Инструменты категорийного менеджмента, а именно:

–      Совместные действия по повышению информированности конечных потребителей о возможности возврата использованной продукции и/или её упаковки, например, через совместную разработку и размещение информационных материалов в точках продаж (POS материалов).

–      Совместные действия по разработке программ, вознаграждающих конечных потребителей за возврат использованной продукции и/или её упаковки в точки продаж.

3. Балансировка потребностей и операционных возможностей по организации обработки возвращаемого потока на тактическом и оперативном уровнях.

–      Совместное прогнозирование будущих объёмов возвратов использованной продукции и/или упаковки в рамках цикла совместного прогнозирования спроса. В каком-то смысле приём возвратов можно рассматривать в качестве услуги, которая предлагается конечному потребителю, а значит, спрос на эту услугу можно прогнозировать, используя стандартные процессы совместного прогнозирования спроса. Традиционно, производитель вносит свой вклад в виде анализа общих тенденций рынка (какой объём выпущенной им продукции находится сейчас в использовании; какой объём или долю находящейся в обращении продукции возвращают в целом по стране/региону/миру и т.д.), а торговое предприятие рассматривает динамику спроса на данную услугу в разрезе своих точек продаж. При сопоставлении макро и микро уровней анализа потребностей конечных потребителей формируется согласованный прогноз спроса – или, в данном случае, прогноз объёмов возвратов.

–      Совместное планирование потребностей в логистической инфраструктуре, обеспечивающей приём, обработку и транспортировку возвращаемого потока, и выявление ограничений, которые могут сократить количество фактически принятых и обработанных возвратов.

–      Совместное составление графиков вывоза возвращаемой продукции и/или упаковки из точек сбора в места переработки. Согласование указанных графиков с графиками доставки готовой продукции от производителя в торговые точки, чтобы использовать возможности обратной загрузки.

Все перечисленные совместные активности могут реализовываться как в виде отдельного процесса по совместному управлению возвратами, так и, что более вероятно, в рамках существующего цикла CPFR. В любом случае партнёрам необходимо сформировать требования к входящим данным, которые требуются для анализа потенциального объёма возвратов и операционных возможностей для его обработки. Эти данные должны включать в себя: информацию о требованиях к возвращаемой продукции, статистику возвратов за прошлые периоды, статистику текущих продаж, данные о наличии и производительности логистической инфраструктуры, выделенной для обработки возвратов и т.д.[6]

Сотрудничество для минимизации возвратного потока

Для того, чтобы минимизировать объём неплановых возвратных потоков необходимо определить причины их возникновения и попытаться повлиять на них.

К нежелательным возвратным потокам относятся потоки бракованной или испорченной в результате перевозки или хранения продукции, возврат излишков запасов из торговой сети, возврат ошибочно отгруженной продукции, возврат товаров, не подошедших конечному потребителю.

1. Минимизация объёма бракованной и испорченной продукции

Брак, возникающий по вине производителя, вряд ли поддаётся управлению со стороны торгового предприятия, и методики сотрудничества в цепи поставок не будут иметь эффекта в данном случае. Некоторое косвенное влияние может оказать формирование единой базы KPI между производителем и торговой компанией, в которой будет собираться, а затем выноситься на регулярные совместные обсуждения статистика о количестве бракованной продукции, поступившей от производителя.

Аналогичным образом через формирование единой системы KPI можно повлиять и на объём продукции, которая портится в результате транспортировки или хранения (этот подход применим и в случае, когда организацией перевозки и хранения занимается логистический посредник).

2. Минимизация образования излишков запасов в торговой сети

По сути, все инструменты сотрудничества в цепи поставок направлены на оптимизацию запасов и предотвращение появления излишков, поэтому внедрение любого из них повлияет на объём возвратного потока, даже если такая цель не ставилась специально.

–      обмен данными о текущих продажах и остатках на складе, а также о планах спроса и возможностях будущих поставок – это первый шаг на пути сотрудничества, который требует лишь желания производителя и торговой компании извлекать пользу от видимости цепи поставок. В максимальном своём проявлении подобная информационная интеграция выражается в поддержании единого информационного пространства или использовании одной информационной системы класса Supply Chain Monitoring, позволяющей видеть в режиме реального времени фактическое состояние цепи, а также в использовании мгновенной передачи данных с терминалов в точках продаж (POS-терминалов).  Наличие своевременной информации об изменениях, происходящих на рынке, позволяет партнёрам точнее планировать производство и поставки, а значит, не накапливать лишние, никому не нужные запасы.

–      методика VMI, при которой поставщик не только видит реальные данные о спросе и запасах на складах своего клиента, но и принимает на себя ответственность за управление запасами на них, позволяет ещё больше развить преимущества прозрачности информации, так как появляется единый центр принятия решений на основании  имеющихся данных. В результате партнёры получают ещё более оптимальные запасы, чем в случае с независимым принятием решений на основании общей информации.

–      совместное планирование спроса и поставок, например, в рамках процесса совместного планирования, прогнозирования и пополнения (CPFR), позволяет ещё точнее прогнозировать спрос и быстрее реагировать на фактические события, происходящие на рынке, в результате чего сокращается доля излишних запасов.  Отдельное внимание стоит уделить такому сценарию CPFR, как «планирование акций в точке продаж».[7] Не секрет, что именно кратковременные маркетинговые акции по поддержанию спроса приводят к наибольшим колебаниям во всей цепи поставок, в результате чего наблюдается резкое усиление эффекта Форрестера с присущим ему низким уровнем сервиса и одновременно высоким уровнем невостребованного запаса. Сценарий CPFR предлагает минимизировать риск образования излишних запасов за счёт постановки общего процесса планирования как графика маркетинговых мероприятий, так и графика поставок для обеспечения их запасами – и всё это на горизонте хотя бы 6 месяцев от текущего момента.

–      инструменты совместного управления категориями товаров (категорийного менеджмента), которые активно разрабатываются и описываются организацией ECR (Efficient Consumer Response) [3]также способствуют оздоровлению структуры запасов. В частности, в рамках категорийного менеджмента производитель и торговое предприятие анализируют ассортимент продукции, представленных в торговых точках, а затем оптимизируют товарную матрицу, исключая и добавляя в неё позиции в соответствии с профилем потребителей. В результате из ассортимента исключаются товары, которые не пользуются спросом, а значит, у поставщика и магазина исчезает необходимость поддерживать по ним запасы, которые имеют большой риск превращения в излишек.

Перечисленные выше инструменты позволяют, кроме того, бороться с ещё одной причиной образования лишних запасов – ошибками в расчёте объёма заказа со стороны магазинов. Эти ошибки могут быть как намеренными, когда менеджер, размещающий заказ, завышает размер потребности, надеясь таким образом обеспечить высокий уровень наличия товара на полке магазина, так и ненамеренными, связанными, например, с некорректными параметрами расчёта заказа, заложенными в информационную систему.

3. Минимизация случаев ошибочных отгрузок

Ошибочные отгрузки товаров, которые не нужны в месте получения, потому что запас по ним и так достаточен, или потому что они в принципе отсутствуют в товарной матрице, возникают как по вине поставщика, так и по вине торгового предприятия. На стороне поставщика лежит ответственность за ошибки при комплектации заказов и присвоения им точки назначения, куда заказ должен быть доставлен. На стороне покупателя находится ответственность за ошибки при передаче заказа поставщику, которые, в свою очередь могут возникать из-за человеческого фактора и из-за проблем с отображением данных в информационной системе. Снижению вероятности ошибок способствует информационная интеграция между партнёрами, а именно:

–      интеграция мастер-данных о товарах в информационных системах производителя и торгового предприятия. Наличие разных кодов, присвоенных одному и тому же продукту приводит к возникновению ошибок при обработке заказов поставщиком. Кроме того, незаблокированная для сотрудников возможность корректировать данные о товаре может привести к случайной коррекции кода/артикула, что в результате спровоцирует заказ или отгрузку совершенно не нужного продукта. Выходом может стать обращение и производителя, и торговой компании к единой базе мастер-данных о товарах, из которой будут поступать данные в их системы.[2]

–      обеспечение видимости информации о фактических отгрузках в едином информационном пространстве. В случаях, когда ошибочная отгрузка зафиксирована в информационной системе, у покупателя есть возможность заметить её на ранней стадии, когда машина ещё не вышла со склада поставщика.

4. Минимизация возвратов товаров, не подошедших потребителю.

Это та часть возвратного потока, которая, пожалуй, находится за пределами влияния совместных действий поставщика и торгового предприятия. Радикальным решением вопроса может стать полный отказ от приёма возвратов от конечного потребителя, но, во-первых, на конкурентных рынках это невозможно, а во-вторых, это решение не относится к сфере сотрудничества в цепи поставок.

Возможно, в долгосрочной перспективе косвенное влияние может оказать совместное прогнозирование спроса и изучение поведения потребителей, чтобы предлагать максимально соответствующие их ожиданиям товары. Но это влияние крайне мало, и его трудно отследить. К тому же, желание вернуть товар зачастую никак не связано со степенью угадывания желаний конечных покупателей: товары могут покупаться в подарок, или оказаться неудобными в реальном использовании и т.д.

Заключение

Таким образом, можно сказать, что существующие практики сотрудничества в цепи поставок вполне могут быть применены к управлению объёмами возвратных потоков, причём больше всего возможностей они дают для минимизации вероятности возникновения неплановых возвратов.  Для того, чтобы бизнес мог воспользоваться указанными возможностями, необходимо сделать следующее:

1. Определить какие возвратные потоки возникают в цепи поставок, с учётом тех, которые не обрабатываются сейчас, но могли бы появиться при наличии условий для их обработки

2. Определить стратегическую цель по управлению объёмами выявленных существующих и потенциальных возвратных потоков

3. Выявить основных партнёров в цепи, сквозь которых проходят или должны проходить выявленные потоки. В случае с поставщиками и клиентами это будут те же самые партнёры, что и для прямых потоков, в случае привлечения 3PL провайдера для управления потоком может потребоваться выбор дополнительного поставщика услуг.

4. Включить вопросы управления возвратами в список задач/повестку обсуждений в рамках существующих совместных процессов с ключевыми партнёрами.  Учитывая тот факт, что возвратные потоки являются второстепенными в цепи поставок торговой компании, вряд ли будет эффективно начинать сотрудничество именно с них. Но при условии наличия элементов совместных процессов между партнёрами, добавить туда ещё одну область решений вполне возможно.

5. Определить общие процедуры работы с возвратами и общие KPI для них.

6. Исполнять принятые решения и контролировать их исполнение.

Список литературы

  1. Dale S. Rogers, Ronald S. Tibben-Lembke. Going Backwards: Reverse Logistics Trends and Practices. Reverse Logistics Executive Council, 1998
  2. ECR Мастер-данные о товаре. Спецификация ECR-Rus. 2006
  3. ECR. Категорийный менеджмент: теория и практика в России, 2006.
  4. Grabara Janutsz, Kot Sebastian: Business Relations in Reverse Logistics Outsorcing. - Economic Analysis Vol. 43 nr 1-2, 2010. – pp. 99-107.
  5. Reverse Logistics Executive Council http://www.rlec.org/glossary.html
  6. Supply Chain Council. Supply Chain Operations Reference Model. Version 10.0, 2010.
  7. VICS CPFR Overview. – 2004. Режим доступа: http://www.gs1us.org/DesktopModules/Bring2mind/DMX/Download.aspx?Command=Core_Download&EntryId=631&PortalId=0&TabId=785
  8. Терентьев П.А. Классификации и модели логистики возвратных потоков // Логистика сегодня. – 2010 -  №4 – с.242-251
  9. Шевченко, Т.И. Организационно-экономические основы формирования эколого-ориентированной системы управления вторичными ресурсами [Текст]: диссертация на соискание ученой степени канд. экономических наук / Т.И. Шевченко; Научн. рук. Н.К. Шапочка. - Сумы: СумГУ, 2011. - 206 с. – СумГУ.  Режим доступа http://essuir.sumdu.edu.ua/handle/123456789/20901

[1] Во второй половине 2014 года, например, этим приёмом стали активно пользоваться крупные российские торговые сети бытовой электроники, такие как «М-Видео» и «Эльдорадо».

Контакты

Работа с авторами 

Левина Тамара

моб. 8(962) 965-48-54

E-mail: levina-tamara@mail.ru

Распространение

Алямовская Наталия

моб. 8(916) 150-07-21

E-mail: nalyamovskaya@mail.ru

Адрес 

125319, Москва, ул. Черняховского, д.16

тел./факс (495) 771 32 58