Опубликовано №5 (94) октябрь 2019 г.

АВТОРЫ: ВИНОГРАДОВ А.Б.

РУБРИКИ: Корпоративная логистика розничных компаний Корпоративная логистика электронного бизнеса Логистическая интеграция и координация Рынок логистических услуг

Аннотация 

 По мере развития рынка интернет-торговли, наблюдается его постепенная консолидация. Появляется всё больше и больше электронных торговых площадок (маркетплейсов), объединяющих ряд интернет-магазинов, значительная часть которых является предприятиями малого и среднего бизнеса. Активный рост маркетплейсов создаёт новые вызовы для логистики электронной торговли. Наличие большого числа контрагентов (как покупателей, так и поставщиков), постоянно расширяющаяся товарная номенклатура, различные модели взаимодействия с поставщиками, в сочетании с продолжающейся географической экспансией, существенно усложняют логистическую поддержку деятельности электронных площадок. В статье предлагается классификация маркетплейсов, проводится сравнительный анализ крупнейших площадок на рынке РФ, исследуются типичные проблемы логистической составляющей их работы, рассматривается возможность использования механизма горизонтальной кооперации для решения части выявленных проблем.
При использовании методов сравнительного анализа, классификации, аналогии, а также методов горизонтальной кооперации, были получены следующие результаты:
1. Определены факторы, обусловливающие комплексный характер проблем логистической деятельности маркетплейсов в сравнении с обычными интернет-магазинами
2. Сформулированы условия целесообразности использования горизонтальной кооперации на электронных торговых площадках
3. Предложены варианты распределения групп функций между участниками проекта горизонтальной кооперации: поставщиками (интернет-магазинами), маркетинговыми посредниками, специализирующимися на размещении товаров на разных виртуальных площадках, маркетплейсом, провайдерами логистических услуг, банками и/или финансово-технологическими компаниями, куратором проекта, обеспечивающим взаимодействие сторон
4. Предложено использование метода вектора Шепли для разделения общего эффекта, полученного в результате сотрудничества поставщиков маркетплейса.

Скачать статью (бесплатно)

 Купить номер

 

Ключевые слова: 

логистика интернетторговли электронная коммерция электронная торговля интернетторговля интернетритейл горизонтальная кооперация кооперация маркетплейс

 

Опубликовано  №6 (77) декабрь 2016 г.

АВТОР:  Эльяшевич И.П.

РУБРИКА  Снабжение

Аннотация 

Закон о контрактной системе, регулирующий закупки в государственной и муниципальной сфере, допускает возможность возложения централизованных полномочий по определению поставщиков на специализированные органы государственной власти. Представляя интересы группы подведомственных организаций, расположенных на некоторой географической территории, или функционирующих в определенной отрасли экономики, такие «единые заказчики» могут выполнять ряд функций, реализуемых в данный момент потребителями материальных ресурсов самостоятельно. Например, сбор заявок и их консолидацию, подготовка и проведение процедур определения поставщиков, заключение контрактов, контроль поставок и пр.

Объём закупок, рассматриваемых по отдельности заказчиков, несоизмеримо меньше, чем консолидированная потребность компаний, представляющих некоторую отрасль экономики, сформированную по аналогичным ресурсам. В результате чего, заказчики лишаются возможности получения оптовых скидок, предоставляемых при размещении крупного заказа у непосредственного производителя. Отсутствие централизованного управления ведет к необходимости содержания заказчиками собственных расходных складов, оплачивая при разукрупнении партий дополнительные перевалки грузов и увеличивая затраты на складскую переработку.

Расчёты производились в сопоставимых показателях в виде технико-экономического обоснования проекта, предполагающего формирование централизованного органа управления материальными потоками в государственной сфере. Для определения периода возврата инвестиций, рассчитывался простой срок окупаемости (payback period – PP).

В результате расчётов, приведенных в статье, показано, что использование логистических принципов при управлении государственными и муниципальными закупками можно достичь существенной экономии бюджетных средств, которые выделяются в достаточно ограниченных количествах, учитывая современное состояние экономики. Кроме того, инвестиции в основные фонды, которые придется сделать при формировании инфраструктуры «единых заказчиков», окупаются в достаточно короткий срок.

Ключевые слова: 

 

Федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок», который пришел на смену закону «О размещении заказов для государственных и муниципальных нужд», предполагает использование системного подхода к закупочной деятельности государственных заказчиков от планирования (прогнозирования) потребности до приемки результатов, а так же анализ исполнения контрактов. Наиболее интересным, с нашей точки зрения, являются положения ст. 26 закона «Централизованные закупки».

Существующие формы организации снабжения можно классифицировать следующим образом:

  1. Централизованная форма, при которой управление закупками осуществляется через единую службу предприятия (компании), выполняющей функции по сбору и консолидации заявок, поступающих от подразделений (подведомственных организаций) и непосредственному осуществлению закупок необходимых ресурсов у поставщиков.
  2. Децентрализованная форма, при которой планирование и реализация  закупочной деятельности осуществляется подразделениями предприятия самостоятельно и независимо друг от друга.
  3. Комбинированная, или смешанная форма, при которой подразделения компании, могут осуществлять закупки как самостоятельно, так и через единую службу снабжения. В этом случае, стратегически важные и капиталоемкие ресурсы, а так же товары и услуги, потребляемые в больших объёмах, закупаются централизованно с последующим распределением по конечным заказчикам. А различного рода недорогие расходные материалы и ресурсы с низким потенциалом экономии, закупаются самостоятельно по подведомственным организациям.

 

Используя приведенную выше классификацию, существующую систему государственного снабжения, можно отнести к децентрализованной форме, которая обеспечивая прозрачность закупочных процедур и способствуя развитию конкуренции поставщиков, не использует при этом очевидных возможностей, предоставляемых при централизованном управлении материальными и сопутствующими потоками. Диверсификация закупок по конечным потребителям и отсутствие системного подхода требуют дополнительных расходов, связанных с содержанием персонала заказчиков, задействованного в организации и проведении процедур определения поставщиков (подрядчиков, исполнителей). Как правило, это сотрудники конкурсных, аукционных, котировочных и пр. комиссий, создаваемых на время проведения процедур закупок.

Кроме того, государственные и муниципальные заказчики находятся под наблюдением органов государственной власти, уполномоченных на осуществление контроля в сфере закупок. На федеральном уровне, таким органом является антимонопольная служба (ФАС), в регионах и муниципалитетах – различные комитеты и департаменты администраций областей, районов и т.д. Очевидно, что затраты, связанные с организацией, проведением и контролем закупок косвенным образом относятся на стоимость приобретаемых предметов снабжения, увеличивая при этом их цену для конечного потребителя.

Объём закупок отдельно взятого заказчика несоизмеримо меньше, чем консолидированная потребность предприятий, представляющих определенную отрасль городского (регионального) хозяйства, сформированная по аналогичным ресурсам.  Поэтому закупки, в большинстве случаев, осуществляется небольшими партиями, в результате чего заказчики лишаются возможности получения оптовых скидок, предоставляемых при размещении крупного заказа у непосредственного производителя. Стоит отметить, что производители редко заключают договора на поставку небольших (не транзитных) партий, поэтому заказчики вынуждены приобретать необходимые ресурсы у посреднических компаний. Выбор более грузоподъёмного и поэтому более экономичного транспорта в таких условиях, так же проблематичен. Отсутствие централизованного управления ресурсами и их доставкой ведет к необходимости содержания заказчиками собственных расходных складов, оплачивая при разукрупнении партий дополнительные перевалки грузов, что ведет к увеличению транспортных расходов и издержек на складскую переработку.

Таким образом, мы получаем добавленную стоимость товаров и услуг, как по прямым (капитальным) затратам, так и по косвенным. А поскольку государственные и муниципальные предприятия, в большинстве случаев, решают социальные задачи, не имеющие целью получение прибыли, то представляется очень важным вопрос сокращения расходов конечных потребителей товаров и услуг, особенно тех, кто имеет не очень высокие уровни доходов и соответственно жизни.

Кроме того, одним из основных способов определения поставщика является открытый аукцион в электронной форме (электронный аукцион), предполагающий оценку поступивших заявок по единственному критерию – цене. Предполагается, что рынок товаров, закупаемый данным способом, является сложившимся с достаточной конкуренцией и поэтому сравнение предложений более чем по цене, будет способствовать коррупционному поведению участников закупок. Как известно, цена тесно связана с другими не менее важными критериями, характеризующими как сам товар, или услугу, так и их поставщиков. Сегодня многие товары являются взаимозаменяемыми, т.е. схожими по своим потребительским свойствам, производимые на разных не связанных между собой предприятиях – конкурентах. При этом они могут иметь разную отпускную цену, поскольку себестоимость их производства может отличаться в зависимости от норм расхода исходного сырья, применяемой технологии обработки и пр. Очевидно, что и качество готовой продукции может так же существенно отличаться между собой.

Рассмотрим пример определения поставщика молока для нужд детского сада. В извещении об аукционе указана следующая информация: «Молоко питьевое пастеризованное, 2.5 %, фасовка 1л.». Не трудно заметить, что под такое определение подходит молоко самых разных производителей молочной продукции. Но самое главное, приведенная информация не содержит требований к качеству. Поэтому выбирая поставщика по самой низкой цене, можно приобрести молоко достаточно низкого качества, что в свою очередь может уже негативно отразиться на здоровье детей.

Кроме того, скорость реакции на изменение потребности конечных потребителей ограничена временными рамками отдельных этапов определения поставщиков и часто осложняется необходимостью проведения повторных процедур, в случае признания основной закупки несостоявшейся (см. пример в табл. 1).

Таблица 1.

Сроки основных этапов осуществления закупок для государственных и муниципальных нужд в форме открытого конкурса (пример)

№ п/п

Этап

День недели

Дата

1.

Дата размещения извещения в ЕИС[1]

Вт.

01.11.2016 г.

2.

Вскрытие конвертов

Пн.

21.11.2016 г.

3.

Рассмотрение и оценка заявок

Пт.

09.12.2016 г.

4.

Протокол рассмотрения и оценки заявок размещается в ЕИС не позднее

Сб.

10.12.2016 г.

5.

Государственный контракт может быть заключён не ранее

Ср.

21.12.2016 г.

 

Срок размещения извещения о проведении открытого конкурса должен составлять не менее двадцати дней до момента вскрытия конвертов. Далее конкурсная комиссия в течение так же двадцати дней может осуществлять рассмотрение и оценку поступивших заявок. Контракт с победителем должен быть заключён, не менее чем через десять дней с момента опубликования протокола с результатами. Таким образом, минимальный срок выбора поставщика составляет почти два месяца!

Мониторинг выполнения государственных контактов свидетельствует о большом количестве нареканий со стороны заказчиков к качеству поставляемых товаров, выполняемых работ, а так же к срокам, что нередко приводит к разрыву взаимоотношений, необходимости перезаключения договоров, через проведение повторных процедур по примеру схемы, описанной выше. Поскольку многие государственные заказчики решают задачи по обслуживанию населения, данные факты приводят к усугублению достаточно высокого уровня социальной напряжённости, обусловленной общей финансово-экономической ситуацией в стране и мире.

Как уже было отмечено выше, эффективным решением для устранений перечисленных недостатков, может стать организация государственных закупок по централизованному принципу, поскольку закон, регулирующий данную сферу деятельности, это позволяет. Проводя исторические параллели, можно вспомнить систему снабжения, действовавшую в условиях плановой экономики СССР, когда роль так называемых «единых заказчиков» выполняли территориальные подразделения Госснаба, которые совмещали в себе функции, выполняемые сейчас самостоятельно и независимо друг от друга различными органами исполнительной власти РФ и предприятиями-потребителями закупаемых товаров и услуг. Например, сбор заявок и консолидация потребности, поиск поставщиков (подрядчиков), заключение договоров, контроль поставок, распределение товаров по потребителям и пр.

В настоящее время, в закупочных схемах можно выделить следующие основные звенья: поставщики, заказчики, конечные потребители закупаемых материальных ресурсов. В качестве поставщиков могут выступать как производители товаров, так и посреднические компании, в качестве заказчиков – организации, реализующие определенные социальные, или коммерческие функции (детские сады, школы, высшие образовательные учреждения и т.д.). Конечными потребителями могут быть физические, или юридические лица, являющиеся клиентами организаций-заказчиков.

Положения ст. 26 закона «О контрактной системе в сфере закупок» регламентируют возможность формирования «единых заказчиков», на которые возлагаются централизованные полномочия по определению поставщиков (подрядчиков исполнителей), в соответствие с консолидированной потребностью отдельных заказчиков, расположенных на некоторой территории, или представляющих определенную отрасль экономики субъекта РФ. Очевидно, что при грамотном применении положений данной статьи, в государственном секторе появится возможность существенного снижения общих логистических издержек, например:

− исключение из закупочных схем большого количества посреднических компаний, получения оптовых скидок на объёмы поставок, достигаемые путём унификации консолидированной номенклатуры товаров;

− снижение транспортных затрат, за счёт выбора наиболее экономичных видов транспорта и максимального использования грузовместимости подвижного состава, как при доставке от поставщиков, так и при осуществлении централизованного завоза товаров непосредственным заказчикам;

− сокращение среднего уровня складских запасов на территориях организаций-заказчиков и общего количества страховых запасов, при реализации централизованного управления материальными потоками и более быстрой реакции на изменения потребности конечных потребителей;

− использование эффекта масштаба при выполнении операций по складской переработке на многопрофильных грузовых терминалах, находящихся на балансе «единых заказчиков» и соответственное сокращение доли постоянных затрат, относимых на себестоимость приобретаемых товаров;

− сокращение так называемых «транзакционных затрат», связанных с взаимоотношениями между поставщиками и организациями-заказчиками, за счёт сокращения общего количества заказов;

− уменьшение административно-управленческих затрат, за счёт оплаты труда сотрудников непосредственных заказчиков материальных ресурсов, вовлеченных в организацию закупочной деятельности и т.д.;

 

Кроме того, централизация закупочной деятельности будет способствовать снижению уровня нездоровой конкуренции. Сегодня наряду с крупными торговыми, производственными, специализированными ремонтно-строительными предприятиями, имеющими многолетнюю историю и уникальный опыт, нередко конкурируют фирмы-однодневки с минимальным уставным капиталом и полным отсутствием основных фондов. Очевидно, что такие компании, выиграв процедуру часто с помощью демпинга, пытаются в дальнейшем выполнить контракт, привлекая в качестве субподрядчиков сторонние организации и выступая при этом в качестве посредников. Однако, в условиях низкой фактической цены контракта, сделать это не всегда возможно.

 

Пример. Рассмотрим пять организаций – потребителей, осуществляющих деятельность в различных отраслях городского хозяйства, которые приобретают материальные ресурсы аналогичных наименований, совпадающих примерно на 70%. Закупки осуществляются в соответствие с действующим законодательством, каждой организацией самостоятельно и не зависимо друг от друга. Транспортировка предметов снабжения от поставщиков до организаций – потребителей осуществляется собственным автотранспортом, в количестве эквивалентном грузовместимости машины и месячной потребности. Рассчитаем параметры закупочной деятельности для централизованной формы снабжения с учетом консолидации потребности на уровне «единого заказчика», по ценам и общей стоимостью, как указано в табл. 2.

Таблица 2.

Средние годовые затраты на приобретение материальных ресурсов организациями городского хозяйства при децентрализованной и централизованной формах снабжения

Наименование номенклатурной группы

(ед. изм.)

Коли­чество

Децентрализованная форма

Централизованная форма

Цена,
тыс. руб./ед.

Стоимость, млн. руб.

Цена, тыс. руб./ед.

Стоимость, млн. руб.

Трубы (т.)

600

32,0

19,2

31,4

18,8

Сортовой прокат (т.)

1 200

26,0

31,2

25,2

30,2

Листовой прокат (т.)

900

35,0

31,5

34,3

30,9

Лакокрасочная продукция (т.)

300

55,0

16,5

50,0

15,0

Сыпучие материалы (т.)

1 200

0,25

0,30

0,18

0,22

Древесноплитные материалы (м2)

3 000

0,14

0,42

0,13

0,39

Бытовая сантехника (ед.)

3 000

5,0

15,0

4,5

13,5

Стекло (м2)

2 000

0,24

0,48

0,20

0,40

Мукомольная продукция (т.)

600

16,5

9,9

16,0

9,6

Масложировая продукция (бут.)

36 000

0,11

4,0

0,10

3,6

Консервы мясные (бан.)

42 000

0,15

6,3

0,10

4,2

Канцелярские принадлежности (шт.)

24 000

0,03

0,72

0,02

0,48

ИТОГО:

135,5

 

127,3

 

Снижение стоимости приобретаемых ресурсов достигается за счет размещения крупных консолидированных заказов у производителей материалов. При этом годовые затраты на доставку составляют 4 509,0 тыс. руб.

При организации снабжения централизованным способом возникает необходимость формирования грузового терминала, выполняющего роль центрального склада, на котором будут комплектоваться поставки в каждую подведомственную организацию – потребитель. Бюджет транспортных расходов при централизованной форме снабжении представлен в табл. 3.

Таблица 3.

Расчёт годовых затрат на транспортировку материальных ресурсов при централизованном способе снабжения на участке поставщик – центральный склад «единого заказчика»

Наименование материалов

Коли­чество

Ж/д вагон

Автомашина

Стоимость,

тыс. руб.

Г/п

Количество транспорта

Г/п

Количество транспорта

Ж/д

А/м

Трубы (т.)

600

60

10

703,0

Сортовой прокат (т.)

1 200

60

20

1 406,0

Листовой прокат (т.)

900

60

15

1 055,0

Лакокрасочная продукция (т.)

300

35

8

10

2

504,0

150,0

Сыпучие материалы (т.)

1 200

65

18

15

2

482,0

214,0

Древесноплитные материалы (м2)

3 000

1 500

2

198,0

Бытовая сантехника (ед.)

3 000

400

7

200

1

445,9

54,0

Стекло (м2)

2 000

2 000

1

60,0

Мукомольная продукция (т.)

600

60

10

387,6

Масложировая продукция (бут.)

36 000

18 000

2

184,0

Консервы мясные (бан.)

42 000

24 000

2

176,0

Канцелярские принадлежности (шт.)

24 000

12 000

2

138,0

ИТОГО:

3 471,5

1 234,0

 

Таким образом, транспортные затраты при централизованных поставках увеличатся на 196,5 тыс. руб. Вызвано это тем, что заказываемое количество некоторых материалов (например, лакокрасочная продукция, бытовая сантехника), не кратно грузовместимости одного вагона, т.е. частично является нетранзитной отправкой.  Поэтому, при централизованной закупке «единым заказчиком» у одного поставщика всей консолидированной потребности, часть партии придется везти автортранспортом, что для больших расстояний не всегда является экономически оправданным. Стоимость доставки материалов организациям – потребителям от центрального склада (в рамках организации централизованного завоза), в расчётах не учитывается, поскольку будет осуществляться имеющимися на данный момент в собственности автомашинами.

При этом расходные склады каждого потребителя можно исключить из схемы снабжения и соответственно сократить затраты, связанные с их функционированием. Допустим, что такой центральный склад «единого заказчика» можно организовать на территории одного из непосредственных потребителей материальных ресурсов, проведя модернизацию существующего расходного склада. Объем капиталовложений в основные фонды представлен в табл. 4[2], а годовые затраты на складирование в сравнении с децентрализованным способом – в табл. 5.

Таблица 4.

Расчёт капиталовложений в модернизацию расходного склада на территории одного из организаций городского хозяйства

№ п/п

Элемент затрат

Сумма, руб.

1.

Кран козловой электрический КК-12,5 с доставкой к месту монтажа

5 500 000,00

2.

Монтаж козлового крана

200 000,00

3.

Монтаж подкрановых путей из отдельных элементов на деревянных полушпалах длиной 12,5 м в две нити с рельсами типа Р65 шириной колеи до 32 м на щебеночном балласте

150 000,00

 

ИТОГО:

5 850 000,00

 

Таблица 5.

Годовые затраты на складирование материальных ресурсов при децентрализованном и централизованном способах снабжения

Децентрализованная форма

Централизованная форма

Элемент затрат

Сумма, тыс. руб.

Элемент затрат

Сумма, тыс. руб.

1. Фонд оплаты труда, в том числе:

1 560,0

1. Фонд оплаты труда, в том числе:

4 836,0

зав. складом (1 чел.)

420,0

зав. складом (2 чел.)

840,0

грузчик (2 чел.)

600,0

грузчик (4 чел.)

1 200,0

охранник (4 чел.)

720,0

охранник (4 чел.)

720,0

отчисления в фонды социального страхования (30%)

360,0

машинист крана (2 чел.)

960,0

2. Электроэнергия

15,0

отчисления в фонды социального страхования (30,2%)

1 116,0

3. Амортизация подъёмно-транспортного оборудования, эксплуатационные расходы

10,0

2. Электроэнергия

40,0

4. Налог на имущество (2% от балансовой стоимости)

35,0

3. Амортизация подъёмно-транспортного оборудования, эксплуатационные расходы

251,0

5. Земельный налог

300,0

4. Налог на имущество (2% от балансовой стоимости)

152,0

ИТОГО:

1 920,0

5. Земельный налог

980,0

ВСЕГО на 5 потребителей:

9 600,0

ИТОГО:

6 259,0

 

 

6. Непредвиденные расходы (10%)

626,0

 

ВСЕГО:

6 885,0

 

Таким образом, разница в затратах на складирование при централизованной форме организации снабжения меньше на 2 715 тыс. руб. в год. Резюмируя итоги расчетов, приведенные в табл. 2 – 5, видно, что для рассматриваемых организаций, представляющих различные отрасли городского хозяйства, централизованная форма снабжения даст возможность экономить более 10 млн. руб. в год. При этом инвестиции в модернизацию складского хозяйства, приведенные в табл. 4, окупятся примерно через год, что в условиях современного состояния экономики является приемлемым сроком.

 

Однако, анализ данных, представленных в табл. 2 показывает, что не все номенклатурные позиции имеют достаточный потенциал экономии на эффекте масштаба при консолидации потребности. Поэтому, наиболее приемлемым вариантом для государственного (муниципального) снабжения будет комбинированная, или смешанная форма, поскольку полностью централизовать все без исключения материальные и сопутствующие потоки в этой сфере не всегда эффективно с экономической точки зрения. Для определения формы снабжения для разных категорий материальных ресурсов воспользуемся подходом с применением матрицы Кралича, который предполагает сегментацию «портфеля закупок» по некоторым параметрам, например:

−        величина расходов на закупку материальных ресурсов;

−        возможность экономии от консолидации потребности.

 

Первый параметр определяется объёмом консолидированной потребности подведомственных «единому заказчику» организаций, а второй конъюнктурой рынка, на котором осуществляются закупки, уровнем развития конкуренции, возможностью получения оптовых скидок, или дополнительных преференций при проведении переговоров. На рис. 1 представлена матрица Кралича, сформированная по условиям рассмотренного выше примера и данным табл. 2.

 

 

Рис. 1 Матрица Кралича для номенклатуры материальных ресурсов, закупаемых организациями городского хозяйства

 

Материальные ресурсы, расположившиеся в квадранте 1, характеризующиеся как высокими затратами на закупку, так и существенным потенциалом экономии от консолидации потребности. Поэтому определять поставщиков необходимо централизованным способом, силами «единого заказчика», поскольку в этом случае появляется возможность достижения экономии на масштабах закупки и транспортировки. Товары из квадрантов 2 и 4, так же целесообразно приобретать у поставщиков, определяемых «единым заказчиком», однако для труб и мукомольной продукции, в целях увеличения возможного экономического эффекта необходимо сократить (унифицировать) номенклатуру закупок, через поиск взаимозаменяемых товаров (субститутов). Это приведет к сокращению количества заказов, размещаемых в течение некоторого планового периода времени и соответственно – к уменьшению транзакционных затрат. Для мясных консервов и масложировой продукции, так же целесообразно сократить количество размещаемых заказов, но через увеличение периода обеспечения потребности и соответственно уровня складских запасов. Дополнительные затраты возникающие при этом, должны быть компенсированы высоким потенциалом экономии, которую можно достичь по товарам данной категории.

Поскольку ресурсы, оказавшиеся в квадранте 3, являются достаточно дешевыми и  не имеют потенциала экономии от эффекта масштаба, то их централизация может привести даже к негативному эффекту, с точки зрения рентабельности организаций их приобретающих. Так как в большинстве своём, нетранзитные партии таких товаров придется доставлять на большие расстояния менее экономичными видами транспорта. Поэтому определение поставщиков в этом случае должно производиться исключительно организациями – потребителями в децентрализованной форме, т.е. самостоятельно и не зависимо друг от друга.

Таким образом, использование логистических принципов при управлении государственными и муниципальными закупками, с учетом возможностей, которые предоставляет действующее законодательство, может позволить более эффективно  использовать бюджетные средства, выделяемые на данные цели.

 

Официальный сайт единой информационной системы в сфере закупок, URL: www.zakupki.gov.ru (Дата обращения 8 Окт 2016)

Official website of the unified information system in the area of procurement,   available at: www.zakupki.gov.ru (Accessed 08 Oct 2016)

Сергеев, В. И. и  Эльяшевич, И.П. (2014),  Логистика снабжения, под общ.ред. В.И. Сергеева, 2-е изд.,  Издательство Юрайт, Москва, Россия

Sergeev, V. I. and Eliashevich, I.P. (2014),  Logistika snabzheniya [Procurement Logistics], Sergeev, V. I. (ed), 2nd ed.,  "Yurayt " Publisher, Moscow, Russia

Федеральный закон (2013) , N 44-ФЗ О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд,  от 05.04.2013 (действующая редакция, 2016)

Federal Law (2013), N 44-FZ On contract system in the procurement of goods, works and services for state and municipal needs, on 04.05.2013 (current version 2016)

Федеральный закон (2005), №94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» от 21.07.2005 г. (редакция 2013 года)

Federal Law (2005), №94-FZ "On placing orders for goods, works and services for state and municipal needs» dated 21.07.2005 (revised 2013)

Эльяшевич, И.П. (2016), «Решение задачи «делать или покупать» в логистике снабжения»,  Логистика и управление цепями поставок,  № 4 (75), С. 67-75

Eliashevich, I.P. (2016),  «Solution of the problem to «Make Or Buy» in Logistics Procurement», Logistika i upravlenie cepyami postavok [Logistics and Supply Chain Management], no. 4 (75), pp. 67-75

Эльяшевич, И.П. и Левина, Т.В. (2010), Практикум по логистике снабжения, Изд. дом Гос. ун-та – Высшей школы экономики, Москва, Россия

Eliashevich, I.P. and  Levina, T.V. (2010),  Praktikum po logistike snabzheniya [Procurement Logistics Workshop],   Higher School of Economics Publishing House, Moscow, Russia



[1] Единая информационная система: www.zakupki.gov.ru

[2] Эльяшевич И.П. Решение задачи «делать или покупать» в логистике снабжения. Логистика и управление цепями поставок. – № 4. – 2016. – с. 67-75.

Опубликовано в Снабжение

Опубликовано №6 (53) декабрь 2012 г.

АВТОРЫБродецкий Г.Л., Сабаткоев Т.Р.

РУБРИКА  Снабжение Обзоры и аналитика Оптимизация и экономико-математическое моделирование Логистическая интеграция и координация

Аннотация 

Представлен методологический подход к определению контрагентов для осуществления горизонтальной кооперации в снабженческой логистике.  В контексте современной логистики, на фоне развивающейся глобализации, возросшей конкуренции, завышенных ожиданий клиентов, большой доле транспортных затрат в себестоимости продукции и вступления России в ВТО, данная тема имеет высокую актуальность. Цель данной статьи разработать единый методологический подход к определению функций и контрагентов для применения горизонтальной кооперации для повышения эффективности компании на примере снабженческой логистики.

Ключевые слова 



Скачать статью 

 

Опубликовано №3 (68) июнь 2015 г.

АВТОР: ПИСАРЕЦ Н.М.

РУБРИКА Логистическая интеграция и координация Снабжение Управление цепями поставок 

Аннотация

В статье рассматриваются теоретико-методологические аспекты интеграции и кооперации в логистике. Актуальность исследования связана с поиском путей повышения конкурентоспособности предприятий. По мнению автора, важным направлением исследования является горизонтальная кооперация. На основании имеющихся в экономике примерах горизонтальной кооперации автор предлагает их классификацию. Для более широкого применения концепции горизонтальной кооперации автор считает необходимым разработать частные модели горизонтальной кооперации. 

Ключевые слова: 

 

В современных экономических условиях значительное внимание уделяется интеграционным и кооперационным процессам в цепях поставок. С одной стороны, указанные процессы являются источниками потенциальных конфликтов, с другой стороны, при должном подходе они позволяют повышать конкурентоспособность участников цепи. Стоит отметить, что сегодня необходимо говорить не только о конкурентоспособности отдельных участников цепи поставок, но и конкурентоспособности цепи поставок в целом. Это связано, в первую очередь, с процессами глобализации, в результате которых наблюдается конкуренция между цепями поставок.

Процессы интеграции и координации в цепях поставок рассматриваются отечественными и зарубежными авторами с разных точек зрения и не имеют на сегодняшний момент единого терминологического аппарата.

Например, Иванов Д.А. рассматривает категории интеграции, кооперации, координации и взаимодействия с точки зрения уровня управления цепью поставок, представленных в таблице 1.

Таблица 1 Основные категории, характеризующие уровень совместной работы предприятия в цепи поставок [3 , с. 235]

Категория

Содержание

Переговоры на открытом рынке

Поставки на основе коммерческих предложений

Кооперация

Формирование договорных отношений с поставщиками и клиентами на основе долгосрочных контрактов

Интеграция

Формирование системы каналов и связей внутри предприятия и между партнерами в цепи поставок

Координация

Создание системы информационного обмена между всеми участниками цепи создания стоимости в рамках интеграционных каналов и связей для своевременного предоставления актуальной, достоверной, точной и полной информации о спросе и поставках с целью синхронизации использования ресурсов и принимаемых людьми решений

Взаимодействие

Совместное планирование бизнеса, технологическое сотрудничество, координация и интеграция процессов.

Необходимо отметить, что согласно Иванова Д.А. уровень управления цепью поставок повышается при переходе от переговоров на открытом рынке к взаимодействию.

В то же время в работах Стерлиговой А.Н. [4,5] в которых исследуются аспекты межорганизационного взаимодействия компании, предлагается концепция уровневой интеграции деятельности, представленная в таблице 2.

Таблица 2 Уровни интеграции

Уровень интеграции

Описание уровня

Операционный

Интеграция операций внутри отдельных функций предприятия

Функциональный

Интеграция смежных операций и функций, формирование функциональных областей

Межфункциональный

Интеграция действий функциональных областей.

Межорганизационный

Интеграция операций и функций различных компаний

Стоит отметить, что исследование Стерлиговой А.Н. определяет интеграцию на межорганизационном уровне как наиболее перспективное направление с точки зрения повышения эффективности.

В работе [6] авторы уделяют внимание планированию работы коллаборативных цепей поставок и предлагают взаимосвязь рассматриваемых понятий, представленную в таблице 3.

Таблица 3 Классификация взаимоотношений в цепи поставок

Взаимоотношения в цепи поставок

Масштабы взаимодействия

Внутри видов деятельности бизнеса

Оптимизация

Между бизнес-функциями

Интеграция

С потребителями и поставщиками

Сотрудничество

В рамках союзов партнеров

Синхронизация

Рассматривая представленные выше авторские позиции по вопросу классификации типов взаимодействия в цепях поставок, необходимо отметить, что сегодня отсутствуют как общепризнанная терминологическая база категорий интеграции и кооперации, так и   единая позиция к вопросам классификации межорганизационного взаимодействия. В данной работе обобщающим термином всех видов взаимодействия выбран термин «сотрудничество». Для описания сотрудничества независимых друг от друга компаний выбран термин «кооперация».

Важно отметить, что в научной литературе в основном рассматриваются процессы кооперации, которые можно охарактеризовать как вертикальные, т.е. процессы взаимодействия между фокусной компанией и ее контрагентами, расположенными выше или ниже в цепочке поставок. Этот подход можно отнести к классической экономике, тогда как сегодня в научной литературе все большее внимание уделяется новому типу экономики, определяемому как информационно-сетевая экономика. Под информационно- сетевой экономикой чаще всего понимают «один из этапов развития экономики устойчивого развития за счет потенциально новых способов производства, ключевым моментом которого является развитие прямых телекоммуникационных связей между агентами совместной деятельности, новых принципов функционирования экономического пространства и внедрение технологий ресурсосбережения» [2]. В научной литературе применение принципов сетевой экономики в логистике рассматривается применимо к расчету себестоимости продуктов многопрофильной компании [1], к логистическим операциям в гостиничном бизнесе[7].

На наш взгляд, важным аспектом развития концепции сетевой логистики может стать рассмотрение положительных эффектов, возникающих в результате организации сотрудничества между компаниями, находящимися на одном уровне цепи поставок и проявляющихся в горизонтальной, а не вертикальной форме.

Стоит отметить, что для построения обобщенной модели горизонтального сотрудничества в цепях поставок необходимо разработать частные модели горизонтального сотрудничества в функциональных областях: снабжении, производстве и сбыте.

В первую очередь необходимо рассмотреть применение горизонтальной кооперации в области снабжения, т.к. именно к ней сейчас в большей степени приковано внимание как научного, так и профессионального сообщества логистов.

Иностранные исследователи при изучении горизонтальной кооперации в снабжении фокусируются в основном на проблемах эффективности закупок бюджетного сектора, в основном в областях публичной медицины [8] и ЖКХ. Именно в этих областях авторы предлагают применять методики совместных или коллективных закупок, таким образом более эффективно используя государственные средства.

Отечественные авторы также рассматривают применение совместных закупок государственными и муниципальными органами. Однако, на наш взгляд, разработка моделей совместных закупок для государственных нужд является более простой с точки зрения согласования экономических интересов участников горизонтального сотрудничества, т.к. несмотря на административную обособленность, они являются частью государственного или муниципального управления. В свою очередь, создание модели горизонтального сотрудничества коммерческих организаций в области закупок и разработка методических рекомендаций по ее реализации является более сложной задачей, так как они имеют большее количество экономических интересов.

Аргументом, подтверждающим заинтересованность бизнеса в горизонтальной кооперации в области снабжения, могут служить уже существующие закупочные альянсы и объединения.

Таблица 4 Примеры горизонтального сотрудничества в области снабжения

Участники

Цель сотрудничества

Альянс Renault - Nissan и АвтоВАЗ

Совместная закупка деталей, оборудования и инструментов

Организация контроля качества и развития поставщиков

Valio Ltd, Atria plc, Oy Karl Fazer Ab, Onninen Group, Saarioinen Group, Tamro plc, Lassila&Tikanoja plc, Paulig Group, Olvi plc, Itella Group

Централизация закупочной деятельности

Проведение совместных переговоров и заключение контрактов для удовлетворения потребностей в сырье, материалах и услугах

METRO GROUP и GROUPE AUCHAN

Международная кооперация в области переговоров с ключевыми производителями товаров FMCG c целью снижения закупочных цен

 

К сожалению, недостаточное количество методических разработок в области горизонтальной кооперации мешает ее более широкому распространению и применению. 

Для эффективного применения горизонтальной кооперации необходимо:

  • классифицировать возможные варианты кооперации;
  • составить частные сценарные модели кооперации.

Первым признаком классификации может выступать степень формализации отношений, возникающих между участниками горизонтальной кооперации. Простейшей формой, с точки зрения формализации, является сотрудничество без подписания соглашений. Примером могут служить процессы обмена информацией о качестве услуг третьей стороны, с которой один из участников сотрудничества имеет контрактные отношения. Следующим этапом может служить формализация отношений в форме заключения соглашения о сотрудничестве, в котором должны быть прописаны основные права и обязанности сторон, а также правила решения спорных ситуаций. Так же, исходя из примера Nordic Source Coop, возможно выделить степень формализации, заключающуюся в совместном, долевом учреждении участниками кооперации отдельной фирмы (юридического лица) для представления их общих интересов. На примере альянса Renault-Nissan возможно также выделить способ формализации кооперация в виде взаимного выкупа акций участниками. Стоит заметить, что степень формализации сотрудничества является важным элементом построения горизонтальной кооперации, так как определяет способ гармонизации экономических интересов заинтересованных в сотрудничестве сторон.

Вторым признаком классификации может выступать функциональная область логистики, в рамках которой происходит кооперация.  Несмотря на общелогистические принципы, применяемые во всех трех функциональных областях, методические аспекты их применения различаются. Таким образом, классификация по функциональной области определяет общие цели сотрудничества и методические аспекты их достижения.

Третьим признаком может служить географический размах сотрудничества. Исходя из этого признака, горизонтальную интеграцию можно классифицировать как сотрудничество на региональном, национальном и международном уровнях. Данный признак имеет целью определить уровень законодательства и нормативно - правовую базу, которую требуется соблюдать в рамках организации сотрудничества.

Четвертым признаком следует принять уровень интеграции, определяющий степень вовлеченности участников в совместную деятельность. Наиболее простым случаем совместной деятельности является описанный выше пример обмена информацией между участниками кооперации о качестве услуг третьей стороны. Следующим уровнем интеграции является осуществление совместных проектов, таких, как анализ рынка, разработка стратегий, поиск контрагентов, заключение и выполнение контрактов, НИОКР. Наивысшим уровнем интеграции предлагается рассматривать кооперацию, в рамках которой происходит совместное бизнес- планирование.

Таблица 5 Классификации горизонтальной кооперации

По степени формализации

без заключения соглашений о сотрудничестве

с заключением соглашения о сотрудничестве

с созданием совместного предприятия

с взаимным владением акциями

По функциональной области применения

снабжение

производство

сбыт

По географическому размаху

региональные

национальные

международные

По уровню интеграции

обмен информацией

осуществление совместных проектов

интегрированное планирование совместной деятельности

 

Применение предложенной классификации позволит разработать сценарные модели горизонтальной кооперации, на основании которых станет возможно создание методических рекомендаций и алгоритмов для компаний, рассматривающих горизонтальную кооперацию как способ повышения конкурентоспособности.

Для разработки частных моделей горизонтальной кооперации в логистике необходимо определить следующие элементы модели:

  1. Определить цели горизонтальной кооперации.
  2. Определить общие требования к горизонтальной кооперации.
  3. Определить общие условия достижения целей горизонтальной кооперации.
  4. Определить общие ограничения достижения целей горизонтальной кооперации.
  5. Определить варианты рационального соотношения интересов участников кооперации и методы гармонизации их интересов.

Стоит отметить, что требования, условия, ограничения и факторы возможно подразделить на общие, применимыек каждому практическому использованию концепции горизонтальной кооперации в логистике, и на специфические, определяемые в рамках каждой реализации концепции горизонтальной кооперации.

Рассмотрим в качестве применения стратегий горизонтальной интеграции функциональную область логистики – снабжение. Определим логистику снабжения как деятельность, включающую в себя процедуры закупки, доставки и хранения сырья, материалов, услуг или товаров.

Построение системы целей горизонтальной кооперации в снабжении возможно с точки зрения логистических функций, влияющих на достижения целей логистической стратегии предприятия. В таблице 6 представлена разработанная система целей горизонтальной кооперации в снабжении.

Талица 6 Система целей горизонтальной кооперации в снабжении

Логистические функции

Фокус горизонтальной кооперации

Возможные цели горизонтальной кооперации

Закупка МР для обеспечения производства

Консолидация потребности в материалах

Снижение затрат на закупку

Стандартизация уровня качества

Транспортировка

Консолидация потребности в перевозках

Снижение затрат на перевозку

Управление запасами

Консолидация потребности в запасах

Снижение затрат на хранение и обслуживание страховых запасов

Управление процедурами заказов

Консолидация процедур заказов

Снижение затрат на процедуры заказов

Информационно-компьютерная поддержка

Консолидация потребности в услугах

Снижение затрат на информационно-компьютерную поддержку

Складирование

Консолидация потребности в складских услугах

Снижение затрат на складирование

Грузопереработка

Консолидация потребности в услугах грузопереработки

Снижение затрат на складирование и услуги грузопереработки

Обеспечение запасными частями и сопутствующим сервисом

Консолидация потребности в запасных частях и сопутствующем сервисе

Снижение затрат на закупку

Стандартизация уровня качества

 

 

 

Стоит отметить, что с точки зрения интегрированной логистики построение горизонтальной кооперации в области снабжения будет более эффективным в случаях, когда цели кооперации будет представлены в виде системы.

На наш взгляд, к общим требованиям, предъявляемым к горизонтальной кооперации, следует отнести:

  • системный подход к кооперации;
  • применение концепций интегрированной логистики;

К общим условиям, предъявляемым к горизонтальной кооперации, следует отнести:

  • высокий уровень квалификации сотрудников;
  • частичная или полная интеграция функциональных областей логистики внутри компаний-участников;
  • наличие у компаний-участников логистической стратегии;
  • наличие у компаний-участников функций контроля достижения целей логистической стратегии.

Общими ограничениями в горизонтальной кооперации выступают экономические интересы самих участников, а также экономические и социальные интересы государства. Интересы государства заключаются в поддержании конкуренции и выражены в нормах антимонопольного законодательства. Необходимо отметить, что вопрос гармонизации интересов субъектов экономических отношений находится сегодня под пристальным вниманием научного сообщества, однако единых критериев оценки экономических интересов, так же, как и методик их гармонизации, не существует. В случае горизонтальной кооперации гармонизация интересов должна осуществляться на основе целей сотрудничества, разработанных на этапе стратегического планирования кооперации, и закрепляться в соглашении о сотрудничестве.

Для реализации проектов горизонтальной кооперации в снабжении предлагается разбить процесс кооперации на четыре этапа: стратегический, тактический, оперативный и аналитический. На рисунке 1 изображено графическое представление предлагаемой модели.

 

Рисунок 1 Графическое представление модели горизонтальной кооперации в снабжении

 

В рамках первого - стратегического этапа решаются задачи поиска и отбора партнеров, стратегическое планирование сотрудничества, составление условий сотрудничества. В рамках второго – тактического этапа основными задачами являются: анализ пересекающейся номенклатуры закупаемых материалов, проведение конкурсных процедур и выбор поставщиков. В рамках третьего этапа основными задачами являются осуществление закупок согласно контрактам и совместный контроль за выполнением заключенных контрактов. Задачами финального, четвертого этапа, является анализ эффективности и реинжиниринг сотрудничества.

В заключение важно отметить, что в случае разработки и апробации частных моделей кооперации в логистике возможно повышение конкурентоспособности не только отдельных предприятий и цепей поставок, но и эффективности логистических затрат в национальной экономике. 

 

Библиографический список

 

  1. Большаков М. А., Щербаков В. В. Применение сетевой модели логистических заказов для расчета себестоимости продуктов многопрофильной компании // Вестник НГУ. Серия: Социально-экономические науки. – 2010. – Т. 10. – Вып. 2. – С. 61-65.
  2. Ефремова Т.В. Щукина А.Я.  Cетевая экономика этап формирования новых принципов функционирования экономического пространства, минимизирующего потребление природных ресурсов // Вестник ВУиТ . 2014. №2[31]. С.117-124.
  3. Иванов Д.А, Управление цепями поставок / Д.А. Иванов. – СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2010. - 660 c.
  4. Стерлигова А. Н. Уровневая интеграция деятельности организации // Вестник Самарской государственной экономической академии. 2008. № 10(48). С. 132-135.
  5. Стерлигова А. Н., Моисеева Н. К. О возможности оценки влияния межорганизационных взаимодействий компании на результаты её деятельности // Менеджмент в России и за рубежом. 2013. № 3. С. 10-19.
  6. Управление цепями поставок: Справочник издательства Gover/ под ред. Дж. Гатторны; пер. с 5-го англ. изд. -  М.: ИНФРА-М, 2008. -  XXXXIV, 670 c.
  7. Щербаков В.В., Давыдова М.К Обоснование сетевых решений в логистике гостиничного сервиса // Вестник ЮУрГУ. Серия: Экономика и менеджмент. 2013. №4. С.165-171.
  8. Kusters, Robbert J. G. and Versendaal, Johan (2013) "Horizontal Collaborative e-Purchasing for Hospitals: IT for Addressing Collaborative Purchasing Impediments," Journal of International Technology and Information Management: Vol. 22: Iss. 1, Article 4.
Опубликовано в Снабжение

Опубликовано №3 (44) июнь 2011 г.

АВТОРЫ: Носов А.Н., Сергеев В.И.

РУБРИКА Глобальные логистические проекты Логистическая инфраструктура Транспортировка в логистике Региональная логистика

Аннотация

 В статье проанализированы проблемы улучшении и рационализации взаимоотношений между участниками транспортного кластера Нижегородской области с позиций эффективного управления цепями поставок. На региональном уровне показаны основные предпочтения логистических организаций, обусловленные высоким уровнем неопределённости в цепях поставок транспортного кластера. Предложена авторская трактовка понятий «точки перегиба для логистической организации, вовлечённой в цепь поставок регионального кластера». Установлено, что при доминировании эффекта замещения, организация будет стремиться к большему сотрудничеству. Если будет доминировать эффект дохода, то организация предпочтёт больше «работать на себя».

Ключевые слова: транспортный кластер Нижнегородский регион региональный кластер Sustainable Supply Chain Management управление долгосрочным развитием цепей поставок кооперация

 


 Цепи поставок в транспортном кластере не строятся «с нуля». Само понятие кластера предполагает взаимные связи входящих в него компаний, образующих цепи добавленной стоимости. Эти компании встают перед проблемой внедрения управления цепями поставок с уже имеющейся практикой отношений с клиентами, поставщиками, собственной структурой. Речь идёт об улучшении и рационализации уже имеющихся процессов с позиций эффективного управления цепями поставок кластера. Это требует изменений в организационной парадигме бизнеса. К сожалению, на практике процессное мышление большинство организаций не принимают пока всерьез.  Согласно исследованиям, проведённым автором в Нижегородском регионе, неупорядоченный бизнес в сфере закупок и поставок может привести к возрастанию расходов на одну треть от необходимого уровня и, в конеч­ном счете, к подрыву перспектив на будущее. Около четверти обследованных компаний не оценивают возможность полу­чения экономии за счет усовершенствования взаимоотношений в процедурах купли - прода­жи, а 17% не могут даже указать проценты расходов по отношению к общим расходам на закупки и их обслуживание. Проведя подобные  оценки в Нижегородском регионе, автор установил, что грамотно реализованные цепи поставок способны снизить издержки на закупки и хранение, сократить стоимость и время обработки заказа на 20 %– 40% и увеличить прибыль на 5%-15%.К сожалению, в Нижегородском регионе пока отсутствует полноценная инфраструктура, морально и физически устарел подвижной состав почти всех видов транспорта, а острая нехватка распределительных центров тормозит прохождение товарных потоков. Нижний Новгород единственный из городов с миллионным населением не имеет кольцевой дороги, и весь коммерческий транспорт в результате идет через центр города. Между тем Нижний Новгород находится  на пересечении двух международных транспортных коридоров. С точки зрения логистики и географического положения Нижегородская область выгодно расположена, но эту возможность необходимо поддерживать. Необходимо создать современную инфраструктуру, построить логистические центры, дороги, гостиницы, офисные и банковские здания, ориентируясь на концепцию SSCM (Sustainable Supply Chain Management – управлению долгосрочным развитием цепей поставок), которая включает в себя три основные группы вопросов: цепи поставок и жизненный цикл изделий, цепи поставок и экология, цепи поставок и общество.[1]) В Нижегородском регионе спланирована стратегия развития логистического комплекса, ядром которой является строительство  трёх крупнейших логистических центров. Самый крупный центр будет располагаться в районе международного аэропорта «Нижний Новгород». Инвестиции в проект составят 54 млрд рублей, а в качестве инвестора выступит крупнейшая зарубежная компания. Этот центр рассматривается как международный. Место выбрано удачно. С возможностью грузовых перевозок будет развиваться и аэропорт. Кроме того, рядом находится река, а со строительством низконапорной плотины улучшится судоходство, железная дорога, автотрасса М7 Нижний Новгород — Москва. В этом логистическом центре будет построено около 2 млн квадратных метров современных складских помещений, и грузооборот предполагается около 10 млн тонн в год. Имеются ввиду и российские и международные перевозки. Второй центр логистики будет располагаться в районе села Большое Козино, входящего в состав в Балахнинского района. Третий центр логистики будет располагаться в районе города Кстово, являющемся административным центром Кстовского района. Таким образом, из Нижнего Новгорода предполагается выведение всех складов, а масштабы этого строительства позволят переориентировать на Нижегородский регион грузопотоки из Москвы.

   В странах с высоким индустриальным развитием для активизации решения подобных задач власти разных уровней зачастую становятся инициаторами создания и поддержания кластеров. Раньше других стран этим начали заниматься власти США в штатах: Аризона, Калифорния, Коннектикут, Флорида, Миннесота, Северная Каролина, Огайо, Орегон и Вашингтон.[2]) Там  поняли специфику современной конкуренции, в которой противоборство отдельных компаний уходит в прошлое. Самые жаркие очаги конкуренции разгораются между группами независимых поставщиков, производителей и дистрибьюторов, связанных цепочками поставок в кластерные структуры. Среди экономистов во всем мире находит все большее признание точка зрения, что регионы, на территории которых складываются кластеры, становятся лидерами экономического развития. Такие регионы – лидеры определяют конкурентоспособность национальных экономик. В них кластеры диктуют необходимые потребности своего развития и тем самым создают своеобразный каркас, отражающий направления развития всех секторов экономики таких регионов. Новые отношения внутри региональных кластерных структур стимулируют инновационную деятельность, способствуют развитию прогрессивных технологий и совершенствованию всех этапов совместной экономической деятельности. Происходит свободный обмен информацией и быстрое распространение новшества по каналам цепей поставок и потребителей готовой продукции, имеющих контакты с многочисленными конкурентами. Множество предприятий в составе цепей поставок кластерных структур в процессе развития взаимодействия и сближения интересов постепенно преодолевают разобщенность, инертность и замкнутость на внутренних проблемах, что благотворно влияет на рост их технического уровня и конкурентоспособности. Производственная структура кластера всегда более выгодна, чем отраслевая, так как здесь внутрифирменные связи более тесные. Кластер порождает эффект масштаба производства, основой которого является наличие в лице одной из фирм инновационного ядра, стимулирующего производство новых видов продуктов и услуг. Преимуществом кластера также является гибкая возможность одновременного производства нескольких видов продукции, ориентированная на концепцию A-SCM (Adaptive Supply Chain Management – управление адаптивными цепями поставок).[3]) При группировке фирм в кластеры возникает возможность оптимизации производственно-технологических процессов и минимизации внепроизводственных издержек на различных предприятиях. Таким образом, все участники цепи поставок региональных кластерных структур получают дополнительные конкурентные преимущества под воздействием совокупного влияния и специализации, обеспечивающей повышение производительности труда и снижение себестоимости продукции. Малые предприятия в составе региональной кластерной структуры являются особыми субъектами рынка, которые выступают не как отдельные предприятия, а как элементы объединенной группы предприятий и потому их эффективность оценивается, как с позиции успешности функционирования этой структуры, так и с позиции входящего в неё отдельного малого предприятия. Результативность функционирования малого бизнеса в кластерной структуре может оцениваться как объемом его доли в выпуске общей продукции (которая может достигать 30%), так и показателями самой региональной кластерной структуры (приток денежной массы, восприимчивость к инновациям, конкурентоспособность и т.п.). Эффективность кластерных структур проявляется в экономическом росте, в сохранении рабочих мест, расширении налоговой базы, в увеличении экспорта и привлечении в регион внешних инвесторов.  Основы кластерного подхода были заложены американской школой теорий новых форм организации производства, которая представлена теоретическими и прикладными исследованиями М. Лоренцена, П. Маскелла, М. Портера, С. Резенфельда, М. Сторпера, М. Энрайта и др.[4]) Основоположник кластерного подхода М.Портер создал теорию промышленных кластеров, которая основывается на следующем выводе из теории ромба конкурентных преимуществ: условия для создания конкурентного преимущества регионов лучше тогда, когда фирмы, работающие в одной определенной отрасли, географически сконцентрированы. М. Энрайт разработал теорию региональных кластеров, согласно которой формирование конкурентных преимуществ от применения кластеров происходит не на национальном или наднациональном уровнях, а на региональном. Региональные кластеры – это конкретные объекты проведения кластерной политики. Именно они нуждаются во внимании со стороны государственных структур и поддержке исследовательских организаций. Главными же детерминантами улучшения развития региональных кластеров являются четыре стороны ромба конкурентных преимуществ, определенные Портером. С. Розенфельд развил теорию региональных кластеров и исследовал каналы связей между фирмами и связанными с ними другими организациями, воспринимая их как существенный элемент кластеров. По нему региональный кластер – это не только географически очерченная концентрация взаимозависимых фирм, они должны иметь также каналы для производственных трансакций, диалога и коммуникации между малыми и средними предприятиями. П. Маскелл и М. Лоренцен развили эту мысль заключением, что организация сетевого взаимодействия между фирмами на основе доверия к партнеру является главным условием формирования конкурентоспособного регионального кластера и повышения конкурентоспособности каждой из его компании, связанных цепью поставок.

 Отечественные специалисты также высказывают свои точки зрения на понятие «кластер». Д.А. Ялов считает, что кластер – это сеть поставщиков, производителей, потребителей, элементов промышленной инфраструктуры, исследовательских институтов, взаимосвязанных в процессе создания прибавочной стоимости.[5]) По мнению В.П. Третьяка следует различать кластеры и сети предприятий.[6]) В.П. Третьяк обращает внимание на то, что термин «сеть» относится к группе средних фирм, которые взаимодействуют для достижения общих целей – дополняя друг друга и специализируясь, чтобы преодолеть общие проблемы, достичь коллективной эффективности и захватить новые рынки. Он утверждает, что термин «кластер» указывает на отраслевую и географическую концентрацию предприятий, которые производят и продают ряд связанных или взаимодополняемых товаров совместными усилиями. А.А. Мигранян считает, что кластер – это сосредоточение наиболее эффективных и взаимосвязанных видов экономической деятельности, т.е. совокупность взаимосвязанных групп, успешно конкурирующих фирм, которые образуют «золотое сечение» (в западной интерпретации «diamond – бриллиант») всей экономической системы государства и обеспечивают конкурентные позиции на отраслевом, национальном и мировом рынках.[7])  С точки зрения Т.В. Цихан, кластер – это сообщество фирм, тесно связанных отраслей, взаимно способствующих росту конкурентоспособности друг друга.[8]) Такое сообщество, связанное синергетическими отношениями, не только позволяющими снижать трансакционные издержки, но и определяющими свойства кластера как системы, отличные от свойств множества организаций входящий в кластер вне указанных связей. Поэтому вполне справедливо положение о том, что для всей экономики государства кластеры исполняют роль точек роста внутреннего рынка. Организовываясь в кластерную структуру, организации одновременно ослабляют окружение и являются точкой роста, к которой начинают «пристыковываться» другие организации, связывая цепь поставок.

   Наибольшую популярность в настоящее время получило понимание кластера как группы географически локализованных взаимосвязанных компаний—поставщиков оборудования, комплектующих, специализированных услуг, инфраструктуры, научно-исследовательских институтов, вузов и других организаций, дополняющих друг друга и усиливающих конкурентные преимущества отдельных компаний и кластера в целом.[9])

   Региональные кластерные структуры, как правило, представлены неформальными объединениями крупных лидирующих фирм с множеством средних и малых предприятий, создателей технологий, связующих рыночных институтов и потребителей, взаимодействующих друг с другом в рамках единой цепочки создания стоимости, сосредоточенных на ограниченной территории и осуществляющих совместную деятельность в процессе производства и поставки определенного типа продуктов и услуг.Эффективное развитие логистики и цепей поставок требует глубокого взаимодействия между крупным, средним и малым бизнесом, их конструктивного сотрудничества с вузами и НИИ при безусловной поддержке государственных и местных органов власти. И здесь применение кластерного подхода предоставляет необходимые инструменты и методологию, позволяющие достигнуть расширенного развития малого и среднего предпринимательства.[10])

   Иной точки зрения придерживаются критики кластерной политики, указывая на сопутствующие этому недостатки:[11])

  • концентрация производства на данной территории в рамках кластера уменьшает устойчивость региональной экономики, снижая ее диверсифицированность;
  • преобладание на данной территории занятых в кластере понижает инновационность, так как она во многом является следствием соприкосновения людей, обладающих существенно отличающимися знаниями и опытом; противоположный подход порождает самовоспроизводящееся групповое мышление, воспроизводство старых идей, стереотипов и подходов;
  • стимулирование кластерообразования является такой же субсидией, как и традиционные меры промышленной политики.

   Однако, не смотря на критику, построение кластеров является центральным пунктом реализации проектной установки управления страной введённой экс-президентом России Владимиром Путиным в его идее национальных проектов, которая реализуется в данный момент Президентом России Дмитрием Медведевым. На сегодняшний день формирование и развитие кластеров становиться также частью стратегии регионов.[12])

   Для Нижегородской области стратегическим направлением развития является транзит, обуславливающий  высокие требования к региональному транспортному кластеру, который характеризуется общностью оказываемых услуг и относительной самостоятельностью отдельных звеньев. Он представлен всеми видами транспорта (автомобильного, железнодорожного, водного,  авиационного и трубопроводного транспорта), каждый из которых играет определенную роль в транспортной системе России, выполняет свою функцию в обслуживании хозяйства области и существенно отличается по содержанию проблем и путей дальнейшего развития. Однако общим для всех видов транспорта региона является то, что основными предпосылками формирования их главных элементов на разных этапах развития экономики было и будет возможность использования выгодного географического положения (формирование межрегиональных магистралей) и необходимость использования ресурсного потенциала территории Нижегородской области и Приволжского Федерального округа в целом (создание «дорог к ресурсам»).

   Структурная схема транспортного кластера Нижегородского региона представлена на рисунке 1.[13]) Основные предприятия кластера — ОАО «Авиакомпания “Нижегородские Авиалинии”», Горьковская железная дорога — филиал ОАО «Российские железные дороги», ОАО Судоходная компания «Волжское пароходство», ОАО «Нижегородавтотранс», Государственное Учреждение «Главное управление строительства автомобильных дорог Нижегородской области» (ГУ «ГУСАД НО»), ОАО «Верхневолжские магистральные нефтепроводы», ООО «Волгатрансгаз» и др. Развитие транспортного кластера играет ключевую роль в обеспечении конкурентоспособности экономики Нижегородского региона, создании благоприятных условий ведения бизнеса. В регионе реализуются масштабные проекты по развитию транспортной инфраструктуры. Совместно с Владимирской областью завершён первый этап строительства вантового моста через реку Оку в районе Мурома и Навашино. Открыто движение автотранспорта по совмещенному метромосту через реку Оку и автодорожным подходам к нему в Нижнем Новгороде.

 

Рис. 1. Структурная схема транспортного кластера Нижегородского региона

   При сотрудничестве с Горьковской железной дорогой реализован инвестиционный проект организации скоростного движения по маршруту «Нижний Новгород – Москва». Продолжается работа по развитию международного аэропорта «Нижний Новгород».

  В перспективе значение транспортного кластера Нижегородского региона резко возрастет, а развитие его станет частью важнейшей задачи федерального уровня — создание межрегиональных транспортных коридоров: автодорожного, водного, железнодорожного, воздушного. Спецификой транспортного кластера является то, что деятельность входящих в него предприятий напрямую связана с предприятиями других кластеров.

   Участвуя в цепи поставок регионального транспортного кластера, логистическое предприятие неизбежно сталкивается с не только с новыми возможностям, но и с потенциальными опасностями. Особенность проблемы шансов и рисков в системе кооперации связана с высоким уровнем неопределённости цепи поставок кластера. В кластере сохраняется конкуренция между его участниками, которые, опасаясь за положение в бизнесе, не дают полную информацию, необходимую для эффективной координации между звеньями цепочки добавленной стоимости. Локальная оптимизация, недостаточная согласованность действий участников цепи поставок приводит к Bullwhip – эффекту.[14]) Этот эффект является причиной увеличения всех видов затрат в цепи поставок регионального кластера (производство, запасы, закупки, транспортировка), снижения уровня доступности продукции, увеличения длительности цикла поставок и снижения уровня доходности цепи поставок.

   К основным шансам кооперации относятся возможность быстрого освоения новых рынков (увеличение дохода), сокращения затрат, трансфер технологий и ноу-хау, дополнительные инвестиционные возможности, разделение рисков среди партнёров в цепи поставок кластера. К недостаткам кооперации относятся увеличение зависимости от партнёра (снижение независимости), риск утраты ноу-хау и конкурентных позиций. Перед любой организацией возникает альтернатива либо увеличивать доход за счёт использования возможностей системы сотрудничества, связывающей цепью поставок участников кластера, повысив уровень интеграции, координации, кооперации и оптимизации совместных усилий, либо не связывать себя дополнительными обязательствами и довольствоваться независимостью. Для оптимального распределения этих двух благ необходимы:

a)      субъективная информация относительно предпочтений организацией степени независимости (H) – дохода (Д); её можно представить с помощью кривых безразличия;

б) объективная информация, которая отражена в бюджетном ограничении.

   Кривая безразличия показывает различные комбинации реального дохода и независимости, которые принесут логистической организации некоторый заданный уровень полезности (удовлетворения). Точки, расположенные на одной кривой безразличия, иллюстрируют равный уровень полезности. Организация при этом рассматривается в качестве потребителя, осуществляющего выбор между доходом и независимостью. Организация, осуществляющая выбор между доходом и независимостью, максимизирует для себя полезность путём приведения в соответствие желаний и предпочтений, воплощённых в кривых безразличия с теми объективными рыночными возможностями, которые отражены бюджетными  ограничениями. На рис. 2 в точке  логистическая А организация достигает при данном положении бюджетного ограничения, наиболее удалённой от начала координат кривой безразличия. Этой точке соответствует доход в размере ДА рублей и HA  баллов независимости. Точка В также показывает доступную комбинацию независимости и дохода, но она иллюстрирует менее привлекательный выбор, так как, несмотря на то, что доход увеличивается, она расположена на худшей для данного коллектива кривой безразличия. В точке А предпочтения логистической организации таковы, что она субъективно готова заместить сокращение независимости увеличением дохода именно по той ставке обмена, которую объективно требует рыночная экономика. Если ставка обмена изменится, то изменится и выбор организации между доходом и независимостью. На рис. 3 показана точка максимальной полезности  А1, соответствующая бюджетному ограничению со ставкой обмена n1, но затем добавляются ещё три бюджетных ограничения с всё возрастающими ставками n2, n3, n4. Соответственно смещается и положение оптимума А1 à А2 à А3 à А4.

Рис. 2. Оптимальное решение

 

Рис. 3. Изменение оптимума

    Авторы отмечают, что при движении А1à А2 àА3 логистическая организация выбирает меньше независимости и большее участие в транспортном кластере. Но дальнейший рост ставки обмена приводит к оптимуму, а затем и меньшему участию в кластере и большей независимости. Следовательно, при повышении ставки обмена за пределы некоторого уровня начинает уменьшаться стремление усиливать степень зависимости в кластерной схеме. На рис. 3 видно, что кривая оптимального выбора вначале направлена назад и вверх, а затем загибается вперёд. Таким образом, до дохода Дopt ценится больше доход, а после независимость.

   Авторы вводят понятие «точки перегиба для организации, вовлечённой в цепь поставок кластера», которая на рис. 3 совпадает с A3. У каждой организации точка подобного перегибаиндивидуальна, так как у каждой своя карта безразличия между доходом и независимостью, но наличие таких точек делает проблематичным крайние формы выражения кластерной модели, игнорирующие всякие границы между корпорациями, рассматривая партнёров как бы в качестве филиалов организации. Исследования ряда организаций показали, что точка перегиба на кривой определяется уровнем материальных потребностей. Чем он выше, тем дольше будет продолжаться «растущий» участок кривой, когда коллектив на рост дохода реагирует желанием большего встраивания в кластер.

    По нашему мнению, выбор организации между стремлением к независимости и увеличению дохода лучше всего объяснять с помощью двух эффектов:  дохода и замещения. Эффект дохода действует при постоянном угле наклона бюджетного ограничения. Рост дохода приводит к увеличению потребления благ. Если предположить, что независимость является благом, то и его захочется потреблять больше. «Покупка» дополнительной независимости в результате увеличения дохода осуществляется уникальным способом. Организация сокращает степень своего присутствия в кластере. Поэтому эффект дохода выражается в увеличении самостоятельности, которую коллектив приобретает, жертвуя степенью своего участия в кластере. Если у организации растёт лишь нетрудовой доход, а угол наклона бюджетного ограничения неизменен, то под действием эффекта дохода коллектив предпочитает увеличивать свою независимость (рис. 4).

 

Рис. 4. Эффект дохода

  Эффектзамещения показывает изменение в желаемой степени независимости из-за изменения угла наклона бюджетного ограничения при постоянном доходе. С увеличением угла наклона повышается и «цена» самостоятельности. Организация должна отказываться от всё большего дохода и, соответственно, от большего объёма благ ради независимости. Рост «цены» самостоятельности побуждает потреблять это подорожавшее благо в меньшем количестве, другими словами, становиться на путь более плотного вхождения в кластер. Поэтому эффект замещения приводит к тому, что рост угла наклона бюджетного ограничения побуждает организацию к большей ориентации на систему сотрудничества,  связывающую цепью поставок участников транспортного кластера (рис. 5). 

 

Рис. 5. Эффект замещения

  Полный эффект от увеличения угла наклона бюджетного ограничения зависит от того, как взаимодействуют два описанных эффекта. Результат может оказаться различным. Если будет доминировать эффект дохода, то логистическая организация предпочтёт больше «работать на себя». Если будет доминировать эффект замещения, то организация будет стремиться к большему вхождению в систему управления, связывающую цепочкой поставок участников кластера.

   При планировании и реализации управления цепями поставок в транспортном кластере необходимо проводить их контроллинг, к одной из основных методик которого относится  SCOR (Supply Chain Operation Reference Model – референтная модель цепей поставок).[15])

Основные фазы SCOR-проекта направлены на реинжиниринг бизнес-процессов, проведение бенчмаркетинга и создания собственной SCOR. Однако далеко не все логистические организации Нижегородского региона имеют опыт работы с консалтинговыми фирмами по реинжинирингу бизнес-процессов и внедрению информационных систем. В них достаточно сложно систематизировать необходимые данные и документацию для описания бизнес-процессов, а само внедрение SCOR потребует ещё и модернизации применяемых информационных технологий. Кроме того, методика SCOR содержит и такие показатели, опыт расчёта которых на предприятиях Нижегородской области пока не накоплен. Трудности могут возникнуть при оценках: адаптивности цепи поставок, цепей поставок конкурентов вместе со средним значением по отрасли и т.п. Потенциально SCOR позволит описать бизнес-процессы цепи поставок, измерить их эффективность и определить источники улучшения. Но сложности подготовительных работ по сбору информации и реорганизация, необходимая для SCOR, могут показаться слишком обременительными. Это не должно сдерживать продвижение концепции системы управления, связывающей цепью поставок участников регионального транспортного кластера, которую следует пропагандировать по трём направлениям:

  1. во-первых, убедить менеджеров, производящих закупки, в необходимости учитывать суммарные расходы, а не только цены на отдельные предметы, и что такая система управления может дать  экономию, если даже это и не выражается в деньгах, которые можно выделить отдельно. Дело в том, что затраты средств и времени на многократные контакты с множеством различных поставщиков комплектующих изделий, на переговоры о ценах, доставке и выбору наилучшего варианта учесть сложно.
  2. Во-вторых, показать, что при наличии высокой степени взаимного доверия между обеими сторонами бумажные процедуры сводятся к минимуму. Заказчик имеет возможность ускорить выполнение производственной программы, не создавать больших запасов  и за счёт этого сократить общие издержки, ускорить движение оборотного капитала. Он получает уверенность в точном соблюдении сроков выполнения обязательств, стабильное качество поставок и гарантии в его улучшении. Поставщик приобретает гарантии длительной загрузки своих мощностей и стабильный доход в обмен на улучшенный сервис заказчика, предполагающий удовлетворение всех потребностей клиента подобными комплектующими на постоянной основе и часто с поставкой непосредственно с конвейерной линии.
  3. В-третьих, как показала практика, очень редко стоимость комплектующих, приобретаемых по такой системе управления, превышает один процент от общей суммы закупок, но доля накладных расходов в таких сделках чаще оказывается выше. Это в условиях использования подобных схем иногда оборачивается для поставщиков, входящих в кластер, позитивными побочными эффектами. Так, некоторые поставщики, не участвующие в кластере, имеют обыкновение использовать регулярные поставки входящих в него организаций в качестве оказий, заполняя пустые места в их контейнерах своими изделиями.

Общие выводы

  1. Эффективное развитие логистики и цепей поставок требует глубокого взаимодействия между крупным, средним и малым бизнесом, их конструктивного сотрудничества с вузами и НИИ при безусловной поддержке государственных и местных органов власти. И здесь применение кластерного подхода предоставляет необходимые инструменты и методологию, позволяющие достигнуть расширенного развития малого и среднего предпринимательства.
  2.  В кластере сохраняется конкуренция между его участниками, которые, опасаясь за положение в бизнесе, не дают полную информацию, необходимую для эффективной координации между звеньями цепочки добавленной стоимости. Локальная оптимизация, недостаточная согласованность действий участников цепи поставок приводит к Bullwhip – эффекту. Выбор логистической организации между новыми возможностями, приобретаемыми в кооперационной системе взаимодействия, и потенциальными опасностями, вызванными высоким уровнем неопределённости цепи поставок транспортного кластера, может оказаться различным. Если будет доминировать эффект дохода, то организация предпочтёт больше «работать на себя». Если будет доминировать эффект замещения, то организация будет стремиться к большему сотрудничеству.
  3. При планировании и реализации управления цепями поставок в транспортном кластере необходимо проводить их контроллинг, к одной из основных методик которого относится  SCOR модель цепей поставок.

Литература

  1. Бондаренко, В. Малые предприятия в системе кластеров/В. Бондаренко [Электронный ресурс]//Малое предприятие. – 2005. - № 11. URL: http://ilts.ru/cgi-bin/eng.pl?id=87 &type =31 (дата обращения: 10.02.2010).
  2. Гаджиев, Ю.А.Новые формы территориальной организации производства и другие теории регионального экономического роста и развития  /  Ю.А. Гаджиев [Электронный ресурс]  // Корпоративное управление и инновационное развитие экономики Севера : Вестник Научно-исследовательского центра корпоративного права, управления и венчурного инвестирования Сыктывкарского государственного университета. URL: http://koet.syktsu.ru/vestnik /2008/2008-3/3/3.htm (дата обращения: 10.02.2010).
  3. Иванов, Д.А. Логистика. Стратегическая кооперация / Д.А. Иванов. М.: Вершина, 2005.
  4. Иванов, Д.А. Концепция создания  адаптивных цепей поставок / Д.А. Иванов // Логистика, 2008, № 1, С. 12 – 13.
  5. Иванов, Д.А. Управление цепями поставок / Д.А. Иванов. – СПб.: Из-во  Политехнического университета. 2009. – 660с.
  6. Кластер (экономика) [Электронный ресурс] // Википедия. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B5%D1%80_(%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B0) (дата обращения: 12.02.2010).
  7. Мигранян, А.А. Теоретические аспекты формирования конкурентоспособных кластеров в странах с переходной экономикой / А.А. Мигранян [Электронный ресурс] // Портал информационной поддержки малого и среднего производственного бизнеса. URL: http://www.subcontract.ru/Docum/ DocumShow_DocumID_171.html (дата обращения: 12.02.2010).
  8. Носов А.Н.  Анализ развития региональных кластерных структур Нижегородской области /А.Н. Носов // Экономический анализ: теория и практика. – 2010. –  № 35(200). – С. 25 – 32.
  9. Носов, А.Н. Управление взаимоотношениями в региональной кластерной структуре, связанной цепью поставок  / А. Н.  Носов  // Логистика и управление цепями поставок. – 2009. –№ 06(35). – С. 15 – 25.
  10. Сергеев, В.И. Логистика. Полный курс MBA / В.И. Сергеев, В.В. Дыбская, Е.Н. Зайцев, А.Н. Стерлигова. – М.: ЭКСМО, 2008.
  11. Третьяк, В.П. Кластеры предприятий: пути создания и результативность функционирования / В.П. Третьяк [Электронный ресурс] // Портал информационной поддержки малого и среднего производственного бизнеса. URL: http:// www.subcontract.ru/Docum/DocumShow_DocumID_133.html (дата обращения: 12.02.2010).
  12. Цихан, Т.В. Кластерная теория экономического развития / Т.В. Цихан [Электронный ресурс] // Теория и практика управления. - 2003. - № 5.  URL: http://www.subcontract.ru/Docum/DocumShowDocumID_168.html  (дата обращения: 12.02.2010).
  13. Шаповалов, А. Россия перешла в подготовительный кластер  / А. Шаповалов [Электронный ресурс] //Газета «Коммерсантъ» – 2006. –  № 51 (3382) от 24.03. URL: http:// www. kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=660557 (дата обращения: 12.02.2010).
  14. Ялов, Д. А. Кластерный подход как технология управления региональным экономическим развитием / Д. А.  Ялов [Электронный ресурс] // Портал информационной поддержки малого и среднего производственного бизнеса. URL: http://www.subcontract.ru/Docum/DocumShow_DocumID_17.html (дата обращения: 12.02.2010).

[1]) Иванов Д.А. Управление цепями поставок. – СПб.: Из-во  Политехнического университета. 2009. – 660с.

[2]) Бондаренко, В. Малые предприятия в системе кластеров/В. Бондаренко [Электронный ресурс]//Малое предприятие. – 2005. - № 11. URL: http://ilts.ru/cgi-bin/eng.pl?id=87 &type =31 (дата обращения: 10.02.2010).

[3]) Иванов Д.А. Концепция создания  адаптивных цепей поставок // Логистика, 2008, № 1, С. 12 – 13.

[4]) Гаджиев Ю.А.Новые формы территориальной организации производства и другие теории регионального экономического роста и развития[Электронный ресурс] // Корпоративное управление и инновационное развитие экономики Севера : Вестник Научно-исследовательского центра корпоративного права, управления и венчурного инвестирования Сыктывкарского государственного университета. URL: http://koet.syktsu.ru/vestnik /2008/2008-3/3/3.htm (дата обращения: 10.02.2010).

[5]) Ялов Д.А. Кластерный подход как технология управления региональным экономическим развитием [Электронный ресурс] // Портал информационной поддержки малого и среднего производственного бизнеса. URL: http://www.subcontract.ru/Docum/DocumShow_DocumID_17.html (дата обращения: 12.02.2010).

[6]) Третьяк В.П. Кластеры предприятий: пути создания и результативность функционирования [Электронный ресурс] // Портал информационной поддержки малого и среднего производственного бизнеса. URL: http:// www.subcontract.ru/Docum/DocumShow_DocumID_133.html (дата обращения: 12.02.2010).

[7]) Мигранян А.АТеоретические аспекты формирования конкурентоспособных кластеров в странах с переходной экономикой [Электронный ресурс] // Портал информационной поддержки малого и среднего производственного бизнеса. URL: http://www.subcontract.ru/Docum/DocumShow_DocumID_171.html (дата обращения: 12.02.2010).

[8]) Цихан Т.В. Кластерная теория экономического развития [Электронный ресурс] // Теория и практика управления. -  2003. -  № 5.  URL: http://www.subcontract.ru/Docum/DocumShowDocumID_168.html  (дата обращения: 12.02.2010).

[9]) Кластер (экономика) [Электронный ресурс] // URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BB%D0% B0%D1%81%D1%82%D0%B5%D1%80_(%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B0) (дата обращения: 12.02.2010).

[10]) Носов А.Н. Управление взаимоотношениями в региональной кластерной структуре, связанной цепью поставок //Логистика и управление цепями поставок – 2009. –№ 06(35). – С. 15 – 25.

[11]) Кластер (экономика) [Электронный ресурс] // Википедия. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0 %BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B5%D1%80_(%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B0) (дата обращения: 12.02.2010).

[12]Шаповалов А. Россия перешла в подготовительный кластер [Электронный ресурс] // Газета «Коммерсантъ». – 2006. –  № 51(3382) от 24.03.  URL: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=660557  (дата обращения: 12.02.2010). 

[13]) Носов А.Н.  Анализ развития региональных кластерных структур Нижегородской области /А.Н. Носов // Экономический анализ: теория и практика. – 2010. –  № 35(200).

[14]) Иванов Д.А. Логистика. Стратегическая кооперация. М.: Вершина, 2005.

[15])  Сергеев В.И., Дыбская В.В., Зайцев Е.Н., Стерлигова А.Н. Логистика. Полный курс MBA. – М.: ЭКСМО, 2008.

Контакты

Работа с авторами 

Левина Тамара

моб. 8(962) 965-48-54

E-mail: levina-tamara@mail.ru

Распространение

Алямовская Наталия

моб. 8(916) 150-07-21

E-mail: nalyamovskaya@mail.ru

Адрес 

125319, Москва, ул. Черняховского, д.16

тел./факс (495) 771 32 58