Опубликовано № 3 (56) июнь 2013 г. 

АВТОР: Дыбская В.В.

РУБРИКА Логистическая инфраструктураТерминология в логистике и SCM 

Аннотация

Рассмотрены проблемы терминологии логистики как в общем плане, так и в контексте применения терминов и развития понятийного аппарата к объектам логистической инфраструктуры, в частности: логистическим центрам, терминалам, складам и т.п. Дан критический анализ понятийного аппарата современной логистики, представленного в российских учебниках и учебных пособиях.

Ключевые слова: терминология понятийный аппарат логистика логистический центр склад складское хозяйство складской терминал логистические услуги логистическая инфраструктура


Одной из основных проблем современной логистики является отсутствие единого подхода в терминологии основополагающих понятий.  С одной стороны эту ситуацию можно было бы считать положительным явлением, связанным с развитием нескольких научных школ, или с разными научными взглядами. Однако это далеко не так. Разнообразие термином встречающихся на страницах журналов и в практике бизнеса имеет самое заурядное объяснение: отсутствие профильного образование, незнание основ логистики и использование термином применяемых в компаниях руководством, чаще всего далеких от логистики и её специфики.

Если мы обратимся к учебникам, учебным пособиям или к таким брошюрам как «шпаргалки по логистике» и «краткий курс лекций по логистике», то там практически всегда можно найти определения заимствованные из книг проф. В.И.Сергеева, правда чаще всего без сносок, ведь плагиат у нас не преследуется. Если речь пойдет о проблемах логистики складирования то многое заимствуют у проф. В.В.Дыбской, правда, не смотря на целый ряд известных  книг этого автора, сноску на ее разработки практически никто не дает. В редких случаях при использовании текста, иногда даже целого раздела, можно встретить сноски, но и то не на автора, а на редактора учебника или учебного пособия. Современные публикации ведущих ученых и специалистов, стоят, как правило, недешево и  поэтому не всегда доступны большинству студентов и специалистов. Но есть книги дешевые (и не только по цене, но и по содержанию), зато весьма доступные, ими заполнены полки магазинов и никого не смущает, что написаны они были 15 лет назад и основной материал их уже давно устарел. В качестве примера можно привести книгу «Логистика» под редакцией Б.А.Аникина, написанную ещё в 1997г и затем переиздаваемую ежегодно без изменений вплоть до настоящего времени. Правда у самих автором, никто при этом разрешение не спрашивает и потому они вынуждены краснеть перед своими коллегами и студентами за устаревший материал. Самое страшное, что по этим и еще аналогичным устаревшим учебникам, во многих регионах продолжают читать лекции и осуществлять подготовку студентов. Однако надо отдать должное, что в учебниках, пусть даже низкого качества, авторы используют адекватный понятийный аппарат. 

Во многом иная картина у большинства практиков и руководителей бизнеса, любящих публичные высказывания на страницах периодических изданий. Некоторые вообще используют собственную трактовку многих понятий, даже не очень задумываясь над их смыслом.

Вольное обращение с терминологией это бич сегодняшнего дня и самое ужасное заключается в том, что чем выше занимаемый пост исполнителя в компании, тем меньше он на это обращает внимание, никто даже не задумывается о том, что этому есть обидное слово – некомпетентность, а в некоторых случаях простое  невежество. 

Начнем с достаточно распространенного определения: «складская логистика».  Какой смысл несут в себе эти два привычных слова в данной интерпретации. Во-первых: склад первичен и определяет условия функционирования логистики. Во-вторых, в такой трактовке как «складская логистика», речь может идти лишь о процессах, происходящих на складе.

Склад, это только здание или сооружение, являющееся элементом логистической системы. Склад должен рассматриваться не изолированно, а лишь как   составная часть интегрированной системы логистики, которая и формирует организационные, технические и экономические требования к складской системе, устанавливает цели и критерии ее оптимального функционирования, диктует условия переработки грузов. Следовательно, именно логистика определяет всё, связанное конкретно со складом, начиная с его функционального назначения и уровнем технического оснащения и заканчивая процессом грузопереработки. При этом следует помнить, что чаще всего склад входит в складскую сеть, которая изначально формируется в соответствии логистической стратегией компании. (Складскую сеть в широком смысле можно рассматривать как макрологистическую систему, т.е. структурированную экономическую систему (в процессе управления материальных и сопутствующих им потоками), состоящую из взаимосвязанных, элементов, совокупность которых, а также границы и задачи их функционирования, объединены целями одного предприятия).

Поэтому первичным при рассмотрении деятельности склада являются требования логистики к оптимизации логистической системы, в которую включена складская сеть со своими элементами – складами. Вот почему для любого логиста должно быть совершенно очевидным абсурдность термина «складская логистика». Правильным  будет общее понятие «логистика складирования», или более точное, в связи с современными тенденциями развития логистики «управление складирование в цепях поставок».

Успешное внедрение логистики в России и появление логистических посредников ввело в бизнес много новых понятий и терминов, связанных со складским хозяйством. Иногда в них даже непросто разобраться. Например, появилась не только относительно новая, уже ставшая привычной классификация складов как объекта недвижимости - «АВС», но и необъятное количество понятий, в которых не мудрено запутаться даже самому квалифицированному специалисту. Перечислим лишь некоторые термины, используемые относительно складских объектов: логистический центр, складские комплексы, технопарки, терминальный склад, региональный транспотртно-логистический центр, мультимодальный транспотртно-логистический центр, грузовой терминал, транспотртно-логистический терминал, мультимодальные грузовые терминалы, грузовой распределительный центр и т.д

Большая часть перечисленных терминов своим существованием обязаны министерским специалистам и научным сотрудникам, выполняющим научно-исследовательские работы по заказам министерства транспорта. К сожалению, представителям транспорта очень трудно свыкнуться с мыслью, что транспортировка является всего лишь одной из функций логистики, а транспорт составной частью логистической инфраструктуры. Именно поэтому появились на свет абсурдные  понятия транспортная логистика, транспортно-логистические системы. Ну а как же иначе, рассуждает большинство транспортников, к транспорту мы привыкли, всегда занимались транспортом, он главное в нашей деятельности, а теперь оказывается, что он лишь часть логистики, с этим не возможно смириться. Именно поэтому у всех транспортников на первом месте всё равно остается транспорт, а затем логистика, не смотря на то, что цели и задачи логистики определяют  и деятельность транспортных систем и особенности функционирования транспорта. И как же свыкнуться с тем, что вместо транспортной логистики, говорить надо о транспортировке в логистике или в управлении цепями поставок, а вместо транспортно-логистических систем просто логистические системы, но при этом ни кто не отрицает существование и транспортных систем. Запомнить надо лишь одно: логистика  и логистические принципы определяют направления эффективного развития транспортных систем и деятельности транспорта. Логистика всегда первична, когда речь идет о любых аспектах, связанных с транспортом и складом.

Приверженность к мундиру, заставляет представителей транспорта, практически ко всем объектом  логистической инфраструктуры добавлять транспортный акцент: транспотртно-логистический центр, транспотртно-логистический терминал и т.п.

Складывается впечатление, что в России всю логистику и всю логистическую инфраструктуру создают только в интересах  транспорта. Автор не строит иллюзий по поводу возможности изменить приоритеты между логистикой и транспортом, у специалистов долгие годы занимающихся вопросами транспорта, но неверная ориентация в выборе приоритетов со страниц  журналов, и даже научных, изданий, заставляют акцентировать на этом внимание.

Попробуем разобраться в понятиях связанных с логистической инфраструктурой и их деятельностью и в зависимости от этого обозначить их корректные определения.

Во-первых, любой объект логистической инфраструктуры, создается для осуществления разгрузки транспортных средств, обеспечивающих поставку товаров.

Во-вторых, для проведения грузопереработки, преобразуя партии поставки, в партии заказов клиентов в соответствии с их требованиями.

В-третьих, для отгрузки заказов на транспортные средства для доставки заказов клиентов

Эти три составляющих для различных объектов логистической инфраструктуры будут всегда, однако будут различны в зависимости от функционального назначения объекта. При этом обязательным также будет наличие склада и транспорта.

Склад как часть логистической системы может отличаться по следующим признакам:

  •  виду продукции (сырья и материалов, комплектующих. незавершенного производства, готовой продукции, тары, остатков и отходов, инструментов;
  • форме собственности (склады компаний, являющихся собственниками товара, склады логистических  посредников, арендуемые склады, склады государственных  или  муниципальных предприятий);
  • отношению к участникам логистической системы (склады производителей. склады торговых компаний, склады транспортных компаний, склады логистических посредников и т.д.);
  • технической оснащенности (частично механизированные, механизированные, автоматизированные, автоматические);
  • виду складских зданий,  сооружений и техническому устройству (открытые площадки, площадки под навесом, полузакрытые площадки, закрытые сооружения);
  • этажности здания (многоэтажные, одноэтажные: с высотой до 6 м, высотные под одной крышей, высотностеллажные - более 10 м, с перепадом высот).

Стремительное развитие логистической инфраструктуры заставляет нас рассмотреть еще один новый для нас признак классификации склада, как объекта логистической инфраструктуры, выделяя складские комплексы логистических посредников, складскую сеть промышленных и торговых компаний, терминалы, логистические центры и технопарки.    

Сразу оговоримся, что  такие названия объектов логистической инфраструктуры, как  терминальный склад, региональный транспотртно-логистический центр, мультимодальный транспотртно-логистический центр, транспотртно-логистический терминал, мультимодальные грузовые терминалы, грузовой распределительный центр являются некорректными, а точнее неверными по определению. Рассмотрим подробнее.

Терминальный склад. Терминал – это транзитно-перевалочный склад, предназначенный для перевалки грузов с одного транспортного средства на другое, при хранении груза не более 2суток.   Тогда получается терминальный склад-это складской склад. Чистый абсурд.

Верное определение – терминал, а также такие понятия как контейнерный терминал, интермодальный терминал.

Контейнерный терминал – складская площадка, оборудованная для перевалки и хранения транспортных единиц − контейнеров.

Интермодальный терминал – складская площадка, оборудованная для перевалки и хранения интермодальных транспортных единиц (ИТЕ). ИТЕ − контейнеры, съемные кузова и полуприцепы, пригодные для интермодальных перевозок.

Иные понятия, такие как транспотртно-логистический терминал, мультимодальные грузовые терминалы также абсурдны.

Одно из самых современных направлений в создании логистической инфраструктуры является логистический центр.

Логистический центр – это пространственно-функциональный объект вместе с логистической инфраструктурой и управляющей организацией, в котором реализуются логистические услуги, связанные с транспортировкой и грузопереработкой, а также оказывающий сопутствующие услуги, предоставляемые независимыми по отношению к отправителю или получателю хозяйствующими на его территории субъектами. Как видно из определения транспортировка является одной из логистических услуг предоставляемых логистическим центром и не более того. Поэтому добавление слова транспортный, применительно к логистическому центру, как к объекту логистической инфраструктуры является необоснованным, это сродни понятию «масло масленое».

Спектр типичных услуг, предоставляемых в рамках логистического центра, зависит от деятельности компаний, работающих на этой территории. Как правило, это следующие услуги:  

  • Информационная поддержка управления и мониторинга товарно-транспортных потоков.
  • Таможенное декларирование и таможенная очистка грузов.
  • Подготовка документации для экспорта/импорта и фрахтования.
  • Проверка и отслеживание счетов на оплату услуг контрагентов.
  • Организация схемы доставки (унимодальная, смешанная, мульти-, интермодальная и т.п.).
  • Складирование, грузопереработка, перевалка грузов.
  • Оформление договоров с контрагентами по доставке.
  • Консолидация, сортировка, маркировка, тестирование грузов и прочие вспомогательные логистические операции.
  • Выбор перевозчиков/экспедиторов и других контрагентов по доставке грузов и страхованию логистических рисков.
  • Мониторинг надежности работы контрагентов.
  • Подготовка товаров к продаже (распаковка, наклейка ценников и т.д.).
  • Упаковывание.
  • Управление документооборотом по счетам и при экспортно-импортных операциях.
  • Экспресс-доставка, почтовые услуги
  • Организация доставки  (осуществление транспортировки).

Как видно из определения ЛЦ и перечня основных услуг, транспортировка является одной из логистических услуг предоставляемых логистическим центром и не более того. Поэтому добавление слова транспортный, применительно к логистическому центру, как к объекту логистической инфраструктуры является необоснованным, это сродни понятию «масло масленое».

Логистические центры могут располагаться в разных регионах. Региональный применительно к складам, означает функциональную принадлежность склада в рамках складской сети, и вполне корректно было бы логистический центр, расположенный в конкретном регионе обозначить как региональный логистический центр. Иное дело понятие региональный транспотртно-логистический центр и мультимодальный транспотртно-логистический центр.  Эти понятие использовать некорректно и даже ошибочно в принципе.

Технопарки, которые встречаются в отечественной практике достаточно редко, являются весьма привлекательными и можно предположить, что их ожидает бурное развитие. Технопарк- это комплекс инфраструктурных объектов, находящихся на локальной территории, где наряду с компаниями, оказывающими логистические услуги, располагаются и промышленные предприятия со своими производственными мощностями.

Давайте перестанем придумывать в корне неверные определения и вводить студентов, специалистов и бизнес в целом, в неразбериху современной терминологии.

Литература

  1. Корпоративная логистика в вопросах и ответах. – М.: ИНФРА-М, 2013. – 634с.
  2. Логистика складирования. Учебник для вузов. – М.: ИНФРА-М, 2011. – 559с.
  3. Управление складированием в цепях поставок. – М.: Альфа-Пресс, 2009. – 715с
  4. Логистика: интеграция и оптимизация логистических бизнес-процессов в цепях поставок / Учебник. – М.: Эксмо, 2009. – 944с. (Полный курс МВА).
  5. Логистика: Основы. Стратегия. Практика. / Практическая энциклопедия «Для всех, кто руководит» Под научной редакцией д.э.н., проф. В.И. Сергеева. (Серия «Сменные страницы»). - М.: Изд. ЗАО «МЦФЭР», 2008. – 1140с. 

 

Опубликовано № 4 (57) август 2013 г. 
АВТОРЫ: Дыбская В.В.Сергеев В.И.
РУБРИКА Знания – сила. Образование в логистике и SCM 

АННОТАЦИЯ

Рассмотрена ситуация с логистикой и управлением цепями поставок (УЦП) в российских компаниях. Показано, что логистика для большинства отечественных предприятий находится на операционном уровне. Вскрыты причины отставания уровня управления логистикой и подготовки персонала по логистике и УЦП российских предприятий от западных компаний. Предложена иерархическая структура подготовки и переподготовки персонала по логистике и УЦП в России. Рассмотрен передовой опыт реализации широкого спектра программ обучения по логистике и УЦП, предлагаемого Международным центром подготовки кадров в области логистики Национального исследовательского университета «Высшей школы экономики».
Ключевые слова логистика управление цепями поставок обучение персонала МВА Второе высшее профессиональная переподготовка  повышение квалификации подготовка кадров переподготовка кадров

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Опубликовано № 5 (58) октябрь 2013 г.

АВТОР: Лычкина Н.Н.

РУБРИКА Аналитика в логистике и SCMИмитационное моделированиеОбзоры и аналитика 

Аннотация

Показано, что имитационное моделирование является эффективным инструментом решения задач анализа и синтеза сложных систем, методологической основой которого является системный анализ. Рассмотрены основные сферы применения дискретного имитационного моделирования в менеджменте: имитационное моделирование бизнес-процессов; имитационное моделирование дискретных производственных систем; логистика складских комплексов; комплексное управление логистическими процессами на основе имитационной модели, управление цепочками поставок; цифровое производство. Доказано, что при реализации динамической модели предприятия могут использоваться различные парадигмы имитационного моделирования и их сочетания для описания различных бизнес-процессов и внешней среды предприятия.

Ключевые слова инновация парадигма имитационная модель имитационное моделирование управленческий консалтинг логистика стратегический менеджмент


Сегодня имитационное моделирование является эффективным и  зачастую единственным методом исследования и решения сложных  управленческих проблем. В условиях возрастающей структурной и  функциональной сложности объектов управления для принятия эффективных  управленческих решений знаний и интуиции экспертов  недостаточно, чтобы оценить последствия реализации того или иного  решения. Сложные системы контринтуитивны, состоят из множества  взаимосвязанных элементов, в которых действует большое количество  факторов стохастической природы и неопределенности, причина  и следствие в таких системах разнесены во времени и пространстве,  краткосрочные решения требуют согласования с долгосрочными  прогнозами. Компьютерная модель является инструментом в  руках топ-менеджера, государственного служащего, ответственного  за выработку и принятие управленческих решений, также она позволяет  поверять проектные и другие решения, когда реальный объект  еще не существует, а только разрабатывается или проектируется.  Имитационное моделирование применяется в тех случаях, когда эксперимент  с реальной системой невозможен или слишком дорог, как  в случае с крупномасштабными техническими или социально-экономическими  системами. 

В сфере бизнеса и управления имитационное моделирование используется  в широчайшем диапазоне — от операционного и производственного менеджмента до стратегического, в управленческом и  ИТ-консалтинге. Во всем мире бизнес-планирование любого хозяйственного  объекта осуществляется на основе его имитационной модели.  Решения на основе имитационного моделирования востребованы  в отраслевых проектах, государственном и территориальном  управлении.

Имитационное моделирование — эффективный метод решения  задач анализа и синтеза сложных систем, методологической основой  которого является системный анализ, именно поэтому в ряде источников  наряду с термином «имитационное» специалистами используется  термин «системное моделирование», а саму технологию системного  моделирования призваны осваивать системные аналитики.

Современные высокотехнологичные коммерческие  симуляторы являются  мощным аналитическим средством, вобравшим в себя весь арсенал  новейших информационных технологий, включая развитые графические оболочки для целей конструирования моделей и интерпретации  выходных результатов моделирования, мультимедийные средства  и видео, поддерживающие анимацию в реальном масштабе времени,  объектно-ориентированное программирование, интернет-решения  и др. В силу своей привлекательности и доступности технологии  имитационного моделирования с легкостью покинули академические  стены и сегодня осваиваются ИT-специалистами и менеджментом  компаний.

Имитационное моделирование  [1] предполагает отображение  и воспроизведение непосредственно на компьютерной модели структурных  и динамических, поведенческих особенностей моделируемого  объекта или процесса. При имитационном моделировании аналитик осуществляет создание логико-математической модели сложной  системы на основе концептуального описания, логическая структура  моделируемой системы адекватно отображается в модели, а процессы  ее функционирования, динамика взаимодействия ее элементов воспроизводятся  (имитируются) на модели с требуемой степенью детализации.  Другая важная специфическая особенность имитационного  моделирования как вида моделирования — экспериментальная природа имитации, методом исследования  компьютерной модели здесь является направленный вычислительный  эксперимент, что  определяет специальные условия эксплуатации, испытания имитационных моделей. Эти особенности реализации имитационных моделей и специфические условия  использования вычислительной техники определяют особенности инженерии в этой сфере, основанной   на стыке управленческого и ИТ-консалтинга.

В ИТ-индустрии имитационное моделирование начинает применяться  в информационных бизнес-системах — от систем планирования  в ERP-, SCM-, APS-системах, инструментов анализа и оптимизации  в системах моделирования бизнес-процессов, управления  цепями поставок и многих других, до интерактивных моделей ситуационных  центров, методов сценарного планирования в системах  поддержки принятия решений (DSS, EIS) и системах управления  эффективностью бизнеса (BPM), включая высокие технологии современного  цифрового производства в системах непрерывной поддержки  жизненного цикла изделий (PLM).

Наиболее популярными, закрепившимися  в современных инструментальных решениях парадигмами моделирования, нашедшими широкое применение в управлении являются дискретное (процессно-ориентированный подход), системная динамика, агентное моделирование. Если дискретное имитационное моделирование стало основой инжиниринговой деятельности в анализе и оптимизации бизнес-процессов, производственных и логистических систем, то системная динамика и агентное моделирование только начинает занимать умы современных управленцев, пытающихся повысить эффективность своего бизнеса. Имитационное моделирование  предприятий сегодня является наиболее перспективной и быстро  развивающейся сферой применения имитационного моделирования  для бизнеса и корпораций.

Основные сферы применения дискретного имитационного моделирования в менеджменте: имитационное моделирование бизнес-процессов; имитационное моделирование дискретных производственных систем; логистика складских комплексов; комплексное управление логистическими процессами на основе имитационной модели,  управление цепочками поставок;  цифровое производство [1, 2].

Известно большое количество решений на основе дискретного имитационного моделирования  в области операционного, тактического и стратегического планирования и развития производственных и логистических систем, цепочек поставок. Модули планирования реализуются в контуре ERP, SCM, APS, BPM-систем управления предприятия. Без этого невозможна реализация базовых технологий «точно в срок». Часто метод имитационного моделирования применяют при проектировании и реинжиниринге логистической сети как существующей, так и новой системы, в рамках консалтинга или логистического аудита.

Преимущества применения имитационного моделирования для логистических систем:

  • комплексное понимание процессов и характеристик логистической цепи с помощью графиков и развитой анимации;
  • задачи управления в логистической системе являются достаточно объемными и сложными для формализации, поэтому практическая реализация математической модели  принятия решений в общем виде является проблематичной, так как присутствует значительное число внутренних связей и система обладает большой размерностью;
  • возможность учитывать стохастическую природу и динамику многих факторов внешней и внутренней среды; пользователь получает возможность моделировать случайные события, используя распределения вероятностей, в конкретных областях и выявлять их влияния на логистическую цепь;
  • возможность воспроизводить динамику системы, отражать  динамический характер логистических процессов, обилие временных и причинно-следственных связей (требования потребителей, как правило, имеют вероятностный и динамический характер, текущий уровень запаса на складе является  динамическим параметром и т.п.);
  • применение многошаговой процедуры проектирования позволяет учитывать сложность принятия решений, большое количество решающих правил и  критериев оптимизации;
  • в большинстве случаев в распоряжении лица, принимающего решения, в логистической системе имеется несколько альтернатив (допустимых решений);
  • обеспечение минимизации риска изменения плана путем предварительного анализа и моделирования возможных сценариев  развития событий в цепи поставок.

Суть цепи поставок – перенос во времени и пространстве некоторого объема материала. Имитационная модель позволяет описать и продемонстрировать движущиеся материальные потоки, их сложное  взаимодействие с информационными и финансовыми потоками. Логистическую сеть можно представить в виде ориентированного графа (стохастической сети), ребра которого представляют различные потоки, а вершины —  звенья сети. За элемент потока принимают активность - аналог подвижной материальной сущности, некоторую абстрактную неделимую единицу, обладающую определенным количеством сохраняемых характеристик, таких как объем поставки. Звенья логистической сети могут производить различные действия с активностями. Особенностью логистических систем является то, что многие виды ресурсов являются в них мобильными объектами (средства транспортировки и перемещения грузов). В построенной таким образом имитационной модели описываются процессы передвижения и накопления грузов и товаров в сети, задаются  параметры, которые определяют ее состояние и меняются во времени по заданным операционным правилам. Такой способ представления логистической системы в дискретной имитационной модели позволяет детально описывать конфигурации и топологию логистических систем, с детализацией характеристик и правил обработки и транспортировки материальных потоков в отдельных узлах сети, что исключительно полезно в условиях проектирования оптимальной топологии и конфигурации  системы и уточнения отдельных решений, связанных с выбором стратегий транспортировки, дистрибьюции, политик управления закупками, запасами и многих других в контексте комплексного решения по формированию и стратегической оптимизации цепи поставок.

В инжиниринговой практике широко применяются  решения на основе дискретного имитационного моделирования для обоснования планировочных решений и инвестиционного планирования строящихся логистических комплексов и проектирования инфраструктуры логистических центров,  технологического проектирования складских комплексов. Строительство и оснащение современных складских комплексов необходимым оборудованием и техникой требует значительных инвестиций. Поэтому очень важно еще до начала строительства правильно провести проектирование склада. Проектирование склада - сложный многоступенчатый процесс. Он ведется с учетом множества параметров во взаимодействии с заказчиком и строительными проектными организациями. Имитационная модель полезна при реконструкции или строительстве нового склада на этапе формирования проекта, при проектировании инфраструктуры логистического центра, а также позже  при технологическом проектировании и оснащении построенного складского комплекса. Имитационная модель позволяет подсказать, как оптимизировать затраты инвестора. Проектирование инфраструктуры складского комплекса включает:

-        Построение складского комплекса с максимальной вместимостью и производительностью с размещением на заданном участке земли, на основе анализа топологической схемы участка, где существует множество ограничений, с учетом расположения инженерных и транспортных коммуникаций.

-        Выбор вариантов расположения и размеров маневровых площадок с возможностями парковки автомобилей, КПП, определение количества мест парковки на территории склада для транспорта, реализующего внешние грузопотоки, и рациональное количество мест парковки непосредственно к грузовой рампе.

-        Определение необходимых площадок для зон приемки, сортировки, комплектации и хранения грузов.

-        Определение необходимых ресурсов и размеров функциональных зон и т.п.

Имитационная модель позволяет увидеть (с помощью двух - трехмерной анимации) и проанализировать работу будущего склада до завершения его строительства и,  в случае необходимости, внести коррективы в проект склада. На рис. 1 и 2 приведены анимационные табло некоторых консалтинговых проектов по строительству логистических центров, реализуемых с применением имитационного моделирования.

     

Рис. 1. Анимационные табло имитационных моделей для проектирования инфраструктуры логистического центра (реализовано в системе моделирования AnyLogic) 

 

Рис. 2. Анимационные табло имитационных моделей для проектирования инфраструктуры логистического центра (реализовано в системе моделирования AnyLogic)

От того, насколько хорошо организована технология работы склада, зависит успех его работы. Этим, как правило, занимаются компании и службы логистического аудита, консалтинга, инжиниринга. На оснащение современных складских комплексов идут значительные инвестиции, приобретается и используется оборудование, техника. Склады имеют десятки тысяч мест паллетного хранения, применяются сложные складские технологии, требующие различных человеко-машинных ресурсов. Цель проектирования склада - разработка оптимальной технологической схемы работы склада на основе планируемых грузопотоков. Применение имитационного моделирования позволяет убедиться в оптимальности выбранной для склада технологии и заявленных ресурсов до закупки оборудования. Более того, «проиграв» на модели несколько различных вариантов технологии, можно выбрать наилучший из них и, тем самым, уменьшить бюджет проекта и сократить эксплуатационные затраты.

Значительное число компаний успешно ввели имитационные модели в управление и оптимизацию логистических сетей. Наиболее часто на практике с помощью имитационной модели решаются следующие задачи управления цепями поставок:

  • понимание принципов функционирования существующей цепочки поставок;
  • определение областей (узких мест), ограничивающих пропускные возможности цепи поставок;
  • определение запаса прочности цепи на случаи резкого увеличения спроса или возникновения сбоев в работе поставщиков;
  • оценка предполагаемых конфигураций цепи поставок (проектирование цепи поставок);
  • анализ сценариев «что  если?»;
  • анализ рисков;
  • выбор наилучших политик  и параметров управления цепями поставок;
  • планирование бюджета и временных характеристик.

Комплексное стратегическое моделированиевзаимосвязей между производственной, транспортной и дистрибуционной цепочкой позволяет составлять компаниям оптимальные, устойчивые к колебаниям рынка, стратегические модели транспортных цепочек, определять стратегию развития цепочек, поддерживающую планы компании по расширению бизнеса.

Системная динамика как новая методология компьютерного моделирования и метод решения управленческих задач.  Фундаментальные  работы Дж. Форрестера и его научная и общественная деятельность  не только способствовали появлению системной динамики как новой  методологии компьютерного моделирования и метода решения  управленческих задач [3], но и дали развитие целому ряду направлений,  таких как: прикладные исследования в широком спектре задач управления  — от корпоративного управления до глобального моделирования  и моделирования национальных экономик; новый класс высокотехнологичных  симуляторов, с помощью которых удалось использовать  потоковые диаграммы как язык описания сложных  динамических систем с нелинейными обратными связями; интерактивные  имитационные игры; интересные и популярные образовательные  проекты в сфере бизнеса, создание широкой сети консалтинговых  организаций, а также отделений общества системной динамики  по всему миру, применяющих и популяризирующих идеи  Дж. Форрестера и его последователей. Сегодня системная динамика,  которую осваивают во всех престижных бизнес-школах мира и магистерских  программах, демонстрирует новый вид системного мышления  у менеджеров и управленцев.

В 1961 году вышла первая книга Джея Форрестера, посвященная системной динамике, «Индустриальная динамика» (Industrial Dynamics), в русском переводе известная как «Основы кибернетики предприятия» [5]. Книга посвящена применению метода системно-динамического моделирования для комплексного описания и исследования предприятия как  целостной системы, осуществляющей многообразные взаимосвязанные функции, находящейся в определенных взаимосвязях с внешней экономической средой. Моделирование предприятия как экономической динамической системы позволяло рассматривать меняющееся во времени поведение промышленных предприятий с целью выработки усовершенствованных форм их организации и механизмов управления. В этом динамическом моделировании интегрируются в единой структурной схеме все функциональные сферы управления предприятием как своеобразной системы с обратными связями. В своей модели предприятия Форрестер использует шесть взаимосвязанных потоков, которые отражают деятельность промышленного предприятия: пять из них – потоки материалов, заказов, денежных средств, оборудования и рабочей силы, шестой – информационный, является соединительной тканью, связующей пять других (рис.3).

 Рис.3. Структура предприятия по Дж. Форрестеру.

Свое первое исследование Дж. Форрестер провел на примере простейшей производственно-сбытовой системы, состоящей всего из двух потоков: материального и потока заказов, взаимодействие которых определялось на основе правил определения размеров заказов, регулирующих закупки и товарные запасы  на предприятии, в модели также были учтены организационные отношения, задержки, возникающие в системе. Это были  первые модели цепей поставок, позже увековеченные в «Пивной игре», разработанной Стерманом.  Системные потоковые  диаграммы динамической модели цепи поставок приведены на рисунке 4. Модель позволяла исследовать возможные колебания или неустойчивости поведения системы, вызванные  случайным изменение спроса, что  вызывало периодические колебания уровней запасов,  возникающие из-за организационных отношений и правил управления производственным предприятием, оптовой и розничной торговлей, влиянием запаздываний в потоках заказов и материалов . Позже логисты такие эффекты в  цепях поставок назовут «эффектом хлыста».

Рис.4. Системная потоковая диаграмма «Логистика»

Применение системной динамики в исследовании цепей поставок и инжиниринговой деятельности по трансформации цепей поставок позволяет:

-  изучать колебания в цепи поставок, эффект хлыста,

-  проводить анализ временных параметров и общих издержек функционирования цепи поставок,

-  продемонстрировать сложное взаимодействие материальных, финансовых потоков и управленческих решений (информационная сеть),

-  осуществлять разработку стратегии, интегрированное управление всеми бизнес-процессами и ресурсами предприятия, -  исследуется системообразующая функция логистики;

- исследовать влияние факторов различной природы (динамика спроса, конкурентное окружение и конъюнктура рынка и др. экзогенных факторов) на устойчивость цепи поставок;

- показать как снижение эффективности функционирования логистической системы и уровня сервиса приводит к потере потребителей и соответствующей доли рынка (маркетинговая концепция логистики);

- Осуществлять разработку и анализ системы сбалансированных показателей в логистике.

Джей Форрестер заложил базовые основы и обозначил расширение области применения системной динамики в корпоративном управлении в таких областях, как исследование динамики рынка (цена, покупатели, спрос, реклама, конкуренция и т.п.), модель расширяющегося производства, управление исследованиями и техническими усовершенствованиями, долгосрочное планирование деятельности предприятия и промышленных отраслей и многие другие, которые обозначили широкий спектр приложений и исследований на основе системной динамики в корпоративном управлении, продолженные его последователями и учениками, наиболее известные из них - Джон Стерман, руководитель группы системной динамики, профессор Слоановской школы бизнеса Массачусетского Технологического института, Ким Уоррен, получивший престижную премию Дж. Форестера за вклад в развитие и популяризацию системной динамики, Дж. Моректрофт, Лондонская Школа Бизнеса.   Существуют научные, бизнес школы, наиболее известные Слоановская школа бизнеса Массачусетского Технологического института (руководитель группы системной динамики, профессор Джон Стерман), Лондонская Школа Бизнеса (Дж. Моректрофт [8], Англия), Манхеймский Универсистет (П. Миллинг, Германия) и др. университеты Австралии, Канады, Германии, Италии, Японии, Норвегии, Испании, Швейцарии, Нидерландов, Англии, США в которых методология системной динамики развивается применительно к управленческому консалтингу. Крупнейшие консалтинговые компании применяют методы системной динамики в сфере инвестиционного и управленческого консалтинга.  Консалтинговые организации разрабатывают системно-динамические модели организации, строят с помощью моделей стратегические прогнозы, выдают рекомендации на основе экспериментов с моделями по совершенствованию деятельности компании, культивируют «системное мышление» менеджеров, формируют их ментальные модели, проводят различные  тренинги, деловые игры в компаниях, чтобы научить менеджеров пользоваться моделями.

В настоящее время применение системной динамики в сфере управленческого консалтинга и стратегического менеджемента очень широко:  от моделирование поведение организации во время роста на рынке или преодоление «барьеров роста» (growth management), - до стратегического  менеджмента  и принятия оптимальных управленческих решений, от логистики и управления цепями поставок, управления проектами - до трансформации компании в «обучающую организацию» и управление знаниями [3].

Механизмы корпоративного роста в работах Стермана.Джон Стерман, руководитель системно-динамической группы, профессор Слоановской школы бизнеса при Массачусетском технологическом институте (MIT) в своей книге «Business Dynamics: System thinking and modeling for the complex world» [6] описывает механизм корпоративного роста компании. По мнению Стермана бурный рост многих новых компаний связан с умелой эксплуатацией самоусиливающихся обратных связей. Используемые в анализе  причинно-следственные диаграммы представляют упрощенную картину позитивных кругов обратной связи. Совокупность петель обратной связи называют циклом роста компании и исследуются эффекты от действий циклов позитивной обратной связи. Управлять ростом организации возможно на базе эффектов позитивной обратной связи. Стерман в процессе исследования причин корпоративного роста выделил и описал с помощью инструментария причинно-следственных диаграмм петли  обратной связи, влияющие на процессы роста компании. Системная динамика призвана помочь менеджерам компании наиболее эффективно использовать позитивные обратные связи, акселераторы роста компании  с целью получения преимущества на рынке по сравнению с другими игроками.

Формируемые таким образом причинно-следственные диаграммы являются инструментарием для построения ментальных моделей менеджеров, позволяют организациям формировать механизмы учета качественной информации, которые в дальнейшем могут составлять информационную основу для создания  системно-динамических моделей, позволяющих изучать деятельность организаций и формировать ее стратегию на долгосрочный период. Общая структура модели организации, формирующей свою конкурентноспособную стратегию, в работах Дж. Стермана [6] представлена в следующем виде (рисунок 5), и учитывает такие важные составляющие стратегии организации как маркетинговая, инвестиционная, инновационная деятельность.

Рисунок 5. Структура организации и ее динамической модели в работах Дж. Стермана.

Стратегическая архитектура по Уоррену. Ким Уоррен (Kim Warren), профессор Лондонской  школы бизнеса, сумел эффективно объединить постулаты ресурсного подхода в стратегическом управлении вместе с ключевыми положениями системной динамики, основав новое направление – теорию динамической стратегии - dynamic strategy resource view (DSRV). Свои взгляды он изложил в книгах Competitive Strategy Dynamics и Strategic Management Dynamics [7,8].

Согласно Киму Уоррену, организация представляет собой систему динамически взаимодействующих (взаимосвязанных) между собой ресурсов, функционирование которых основывается на взаимоусилении и ослаблении ключевых ресурсов. Ресурсы организации – все доступные организации ресурсы, ее способности, организационные процессы, информация, знание и т.п., которые контролируются организацией и позволяют ей на их базе разрабатывать и реализовывать стратегии, повышающие ее эффективность и результативность, т.е. фактически – это сильные стороны организации, на основе которых строится ее стратегическое преимущество. Заметим, что имеются в виду не только материальные активы, но и нематериальные, например, такие как знания, компетенция и профессионализм персонала, репутация компании на рынке, качество продукции, ноу-хау и технологии и многое другое может являться ценным ресурсом для компании.

В основе построения потоковой диаграммы системно-динамической модели лежит представление ресурсов в виде «потоков и накопителей», изменяющихся во времени. Взаимодействие ресурсов на практике и представляет деятельность организации в любой момент времени. Понимание важности взаимозависимости разнообразных ресурсов в организации вносит важный вклад в представление организации как интегрированной системы.

Уоррен предлагает метод изображения  ключевых ресурсов и взаимосвязей между ними – «стратегическую архитектуру». Стратегическая архитектура по Уоррену представляет собой набор стратегически важных ресурсов для получения конкурентного преимущества и успешной деятельности организации, это «ментальная модель» того, как менеджеры организации воспринимают собственную организацию и ее ресурсы. Стратегическая архитектура состоит из накопителей ресурсов (стоков), потоков, их изменяющих, и переменных сети причинно-следственных связей. Сеть причинно-следственных связей является основой стратегической архитектуры, представляет комбинацию самовоспроизводящих кругов обратной связи, объединяет между собой структуру ресурсов организации и управляет процессами аккумулирования ресурсов. Совокупность этих структур для основных материальных (и нематериальных ) ресурсов фирмы создает объединенную, всестороннюю карту предприятия. Фирме (предприятию) свойственна динамическая система ресурсов, чье функционирование (работа) зависит от взаимного укрепления и баланса между составляющими ресурсами и акциями, запасами, активами  в окружающей его среде. Формирование и анализ стратегической архитектуры позволяет проследить влияние управленческих решений на развитие организации, найти специфические точки приложения управленческого решения, которые позволяют влиять на эффективное функционирование организации.  

В своих работах [8] Уоррен рассматривает также совмещение и отображение базовых проекций (финансы, бизнес-процессы, клиенты, обучение и рост) и системы сбалансированных показателей с подсистемами и   индикаторами системно-динамической модели предприятия.

Теория динамической стратегии, предложенная Уорреном, основанная на ресурсном подходе стратегического менеджемента, позволяет формировать системно-динамическую модель организации на основе ее «стратегической архитектуры», отражающей структуру организации через сложные динамические взаимодействия ее материальных и нематериальных ресурсов, активно взаимодействующей  с внешней средой. Динамическая модель предприятия включает несколько проекций и ряд финансовых и нефинансовых показателей и  может быть использована в качестве этапа построения комплексной модели BSC и формирования стратегии в процессе имитации различных стратегий и сценариев развития компании во времени. Базовая структура динамической модели, в качестве аналитической основы которой взята  BSC,  строится из предположения, что система содержит элементы, соответствующие основные перспективам: финансы, клиенты, обучение и рост персонала, и внутренние процессы и другие, в зависимости от задач исследования.

При построении модели и формировании стратегической архитектуры предприятия необходимо:

- рассматривать систему в динамике, анализировать дорожку времени;

- понимать и выделять наиболее важные стратегические ресурсы, определять и идентифицировать наиболее важные, существенные ресурсы, а также рассматривать накопление и истощение их с течением времени,

- определять скорость изменения процессов по дорожке времени для всех ключевых элементов бизнеса в процессе его функционирования,

- понимать, как рост ресурса зависит от текущего состояния (уровня) ресурса, создавая возможности для дальнейшего усиления или снижение его роста,

- учитывать, как ресурсы могут ограничивать, сдерживать  развитие друг друга через балансирование обратных связей,  которые могут ограничивать рост.

Разработка методик управленческого консалтинга на основе предложенного Ким Уорреном подхода включает ряд последовательных шагов:

- Идентифицируйте дорожку времени выполнения работы

 

- Идентифицируйте те немногие, наиболее существенные ресурсы внутри бизнеса

- Получите признаки входящих и исходящих потоков, ведущих к определению стратегических планов развития

- Необходимо исследовать, как потоки ресурсов зависят от текущего состояния (уровня) ресурсов,  управляющих параметров и других факторов

- Разработка стратегической архитектуры. Собрать ресурсные зависимости из шага 4 в стратегическую архитектуру бизнеса.

- Получить количественные показатели эффективности бизнеса на модели.

- Подготовить и проиграть альтернативные стратегии.

Преимущества использования системной динамики в стратегическом менеджменте.Стратегическое управление направлено на достижение долгосрочных целей организации путем адаптации к изменениям внешней среды. Задачи стратегического анализа сложны и требуют учета большого число факторов, интересов, угроз и последствий. На стратегическом уровне управления присутствует высокая степень неопределенности в оценке внешней среды, слабая формализация методов управления и широкое использование экспертных оценок и знаний, многокритериальность при оценке принимаемых решений. Стратегический план редко включает цифровые показатели, осуществленный выбор формируется преимущественно в качественных показателях и не дает очень точных прогнозов, по крайней мере, в долгосрочном периоде, более важными является определение тенденций, вероятного изменения основных параметров хозяйственной системы, отражающих долгосрочные результаты деятельности при принятии стратегических решений.  Сложность выбора стратегической альтернативы в динамически развивающейся ситуации, в условиях внешней и внутренней неопределенности,  заключается в необходимости удовлетворения большого числа противоречивых требований по различным направлениям деятельности компании: финансово-производственная, рынок и отношения с клиентами, кадровые ресурсы компании, внутренние бизнес-процессы, отношения с государственными органами и др., а также в большой доле субъективности при оценке ситуации и неточном понимании своих целей со стороны ЛПР и руководителей. Этим обусловлено использование в качестве основного инструмента моделей и методов системной динамики. Использование моделей системной динамики для стратегического управления имеет следующие преимущества:

  • возможность использования многоцелевых критериев оценки эффективности деятельности предприятия при построении и исследовании моделей;
  • проведение исследований на основе неполной информации с применением знаний экспертов;
  • имитационная модель является наиболее подходящей для исследования динамической ситуации, когда параметры системы и внешней среды меняются во времени;
  • исследование поведения системы посредством выявления причинно-следственных отношений и взаимодействий контуров обратной связи, проявляющегося  в особенностях  ее структурной организации;
  • хорошая интерпретируемость системных потоковых диаграмм, что дает возможность проведения совместных экспертных ревизий при обсуждении  проблем, формировании ментальной модели и выработки согласованных решений;
  • имитационная модель выступает как удобный  инструмент сценарного планирования и экспериментального проигрывания большого множества сценариев типа «что-если»;
  • технология проведения сценарного исследования на имитационной модели предполагает активное участие  эксперта в процессе формирования ментальной модели и принятии решения, - он детализирует проблему и модель, осуществляет генерацию альтернатив и сценариев, проводит сценарные исследования на имитационной модели, выбор и ранжирование критериев, а также анализ и интерпретацию результатов сценарных расчетов, что позволяет учитывать субъективные предпочтения эксперта и его опыт в процессе принятия решения. Компьютер только упрощает, помогает эксперту в выработке решения, а не заменяет его опыт и знания.

Парадигма и применение  агентных моделей в управлении

Относительно новой парадигмой компьютерного моделирования  является мультиагентное имитационное моделирование, позволяющее  изучать системные закономерности в результате воспроизведения  индивидуального поведения и взаимодействия активных объектов, называемых агентами. Это направление осваивается и развивается  в крупнейших научных центрах и университетах по всему миру.  Практическое агентное моделирование позволяет получать решения  при анализе потребительских и финансовых рынков, потребительских  предпочтений и исследовании моделей конкуренции. В социальных  науках это направление способствовало появлению нового  направления в области социальных исследований — поведенческой экономики [4].

Агентное моделирование и имитация (ABMS – agent-based modeling and simulation) – это новое инновационное направление в моделирование сложных систем, состоящих из автономных и независимых агентов.   Речь идет об активных, автономных, коммуникабельных, а главное, мотивированных объектах, «живущих» и «действующих» в сложных, динамических и, чаще всего, виртуальных  средах. Уже сегодня агентно-ориентированный подход находит широкое применение в таких областях управления, как управление цепями поставок, потребительские рынки и маркетинг, анализ конкурентной среды и другие.

Агентная модель представляет реальный мир в виде отдельно специфицируемых активных подсистем, называемых агентами. Агентная модель состоит из множества индивидуальных агентов и их окружения. Каждый из агентов взаимодействует с другими агентами, и внешней средой, и в процессе функционирования может изменять как свое поведение, так и внешнюю среду. Агенты функционируют независимо, по своим законам, асинхронно, обычно в таких системах не существует централизованного управления.

Поведение системы описывается на индивидуальном уровне, глобальное поведение рассматривается как результат совокупной деятельности агентов, существующих в общей среде, каждый из которых действует по своим правилам. Поведение сложной системы формируется как результат взаимодействия агентов,  в которой они осуществляют свое поведение, что позволяет наблюдать и изучать закономерности и свойства присущие системе в целом.  Системологическая имитационная модель формируется «снизу вверх», при построении модели задается индивидуальная логика поведения участников процесса, а  тенденции, закономерности и  характеристики поведения всей системы формируются как интегральные характеристики поведения совокупности агентов, составляющих систему. Основная цель агентных моделей — получить представление об этих  глобальных правилах, общих закономерностях и тенденциях в поведении, динамических свойствах системы, исходя из предположений об индивидуальном, частном поведении ее отдельных активных объектов и взаимодействии этих объектов в системе. Агентное моделирование полезно, если требуется исследовать и изучать закономерности, которые проявляются не в поведении отдельных агентов, а приводят к структурным образованиям,  изменениям в  организации самой системы; а также,  если необходимо исследовать влияние индивидуального поведения агентов, процессов их адаптации и обучения на поведение, эволюцию и развитие системы. В литературе отмечаются такие свойства агентов как: его активность, по-сравнению с пассивными объектами; фундаментальные особенности агента заключающиеся в его способности принимать свои решения вне зависимости от других агентов; поведение таких агентов может варьироваться от примитивных реакций на изменение внешней среды, до сложных адаптивных правил, в которых присутствуют механизмы адаптации, корректирующие его поведение в ответ на изменения окружающей среды. Агенты есть принимающие решения лица в системе. Они могут включать в себя как традиционных лиц, принимающих решения, таких как менеджеры, так и нетрадиционных – например, сложные компьютеризированные системы со своими собственными правилами.

Агентный подход применяется в тех областях исследований, где отсутствует теоретическое знание о системе и формальные модели, а также в тех случаях, когда традиционные постулаты об однородности и рациональном поведении агентов, приводящие к агрегированию моделей, не позволяют получить адекватные представления о поведении изучаемой системы. Многоагентные (или просто агентные) модели используются для  исследования децентрализованных систем, динамика функционирования  которых определяется не глобальными правилами и законами, а наоборот, эти глобальные правила и законы являются результатом индивидуальной активности  членов группы.

Рисунок 6. Основные характеристики агента

Состояние и поведение агентов меняется со временем. Агенты имеют  динамические связи с другими агентами, и эти связи могут формироваться и исчезать в процессе функционирования. Многие исследователи отмечают свойство динамичности среды как важный признак агентных систем. Среда, в которой действуют агенты, не является неким набором экзогенных параметров, не меняющихся во времени. Напротив, сами агенты своим коллективным поведением формируют её. Например, формирование цены на активы на фондовых рынках происходит под влиянием спроса агентов на них.

В общем и целом можно сказать, что агенты многообразны, неоднородны и динамичны в их поведении и свойствах. Агенты различаются по их атрибутам (свойствам) и накопленным ресурсам (рис. 6). Правила поведения варьируются по своей изощрённости, соответственно тому, сколько информации необходимо для принятия решения, представлениям агента об его окружении, включая других агентов, а также по размеру памяти агентов о событиях в прошлом, влияющих на принятие текущих решений.  Агенты могут быть рациональными (обладают поведением, удовлетворяющим экстремальным принципам) и ограниченно рациональными.

В многоагентной системе могут реализовываться различные виды взаимодействий агентов:  базовое взаимодействие,  координация,  ведение переговоров,  рыночные механизмы и др..

Агент-ориентированное моделирование привносит несколько уникальных аспектов в создание имитационной модели, учитывая тот факт, что ABMS рассматривает в основном и в первую очередь системы с ракурса индивидуальных агентов, а не процессов протекающих в ней. Тем самым, в добавление к стандартным задачам любого моделирования, добавляются идентификация агентов и их поведения, идентификация взаимоотношений агентов, а также сбор первоначальных данных об агентах.  Идентификация агентов, точное определение правил их поведения и соответствующее представление взаимодействия агентов – ключевые задачи разработки агент-ориентированной модели.

Исследовать поведение агентов можно различными методами. Первичные данные по агентам и внешней среде собираются на микро-уровне, где они, как правило, представлены в достаточном количестве в реальных информационных системах и их базах данных. Например, существуют маркетинговые исследования, связанные с описанием поведения покупателей, основывающиеся как на теоретических, так и на чисто эмпирических знаниях и наблюдениях. Для исследования психических и когнитивных аспектов социального поведения, и их влияния на процесс принятия решений индивидумами проводят широкие междисциплинарные экспериментальные наблюдения на основе методов когнитивной психологии. 

Вычислительные возможности современных компьютеров и достижения  в информационных технологиях, позволяют представить  систему практически любой сложности из большого количества взаимодействующих объектов, не прибегая  к агрегированию, делают возможным реализацию агентных моделей, содержащих  десятки и сотни тысяч активных агентов, что позволяет применять ABMS в сферах, где необходимо моделирование большого числа агентов.

Последнее время стали появляться специализированные среды для многоагентного моделирования. Благодаря солидным публичным исследованиям и разработкам многие ABMS программные среды сейчас находятся в свободном доступе. Такие среды как Repast, Swarm, NetLogo, Mason, NEW-TIES, SOARS, ArtiSoc, EcoLab и Cormas среди прочих. Для визуального описания поведения агентов используются  диаграммы  состояний (стейтчарты), являющиеся стандартным инструментом UML.  К коммерческим профессиональным симуляторам, поддерживающим агентное моделирование можно отнести AnyLogic. В литературе и Интернет (www.xjtek.ru) можно найти описание функциональных и инструментальных возможностей специализированного программного решения AnyLogic, поддерживающего агентное и другие виды имитационного моделирования. 

Имеется положительный опыт применения агентного моделирования в логистике и управлении цепями поставок. Агентом в таких моделях выступает элемент цепи поставок (компания), он действует независимо, на основе имеющейся у него локальной информации, реагируя на изменения рынка. Присутствует информационное взаимодействие между участниками цепи поставок (однако никто не имеет представления о цепочке поставок в целом).

Основные причины применения агентного моделирования в управлении цепями поставок обусловлены:

- Сложной системой  коммуникации между различными звеньями цепи,

- Большой степенью  автономности каждого из звеньев цепи поставок,

- Агент-ориентированные модели подходят для анализа взаимосвязанных проблем, при большом количестве агентов с распределенными (автономными) знаниями при определенной структуре коммуникаций между ними,

- Ориентацией на стратегию Just-In-Time.

Общая структура взаимодействия основных элементов цепи поставок в агентной модели приведена на рисунке 7.

Рис. 7. Структура взаимодействия агентов цепи поставок

Основные преимущества применения агентного моделирования в управлении цепями поставок:

- поддерживается основная функция логистики – координация и связь между различными участниками цепи поставок,

- многоагентная модель позволяет отрабатывать общие бизнес-правила и реализовывать систему управления общими бизнес-процессами, обеспечивая эффективный обмен информацией,

- в единое целое увязываются внутренние бизнес-процессы и бизнес-процессы партнеров,

- агентные имитационные модели подобно деловым играм позволяют бизнесу вести разработку стратегии, основанной на доверии.

При реализации динамической модели предприятия могут использоваться различные парадигмы имитационного моделирования и их сочетания для описания различных бизнес-процессов и внешней среды предприятия. Конкуренты и клиенты – типичные агенты компьютерной модели, для анализа бизнес-процессов можно применять дискретное моделирование, управление финансовыми потоками и другими ресурсами предприятия позволит описать системная динамика. Современный менеджер должен уметь ставить задачу управления и формировать ментальную модель, выбирать парадигму имитационного моделирования для ее решения, применять современные программные среды моделирования для проведения сценарных исследований на разработанной имитационной модели.

Литература

  1. Лычкина Н. Н. Имитационное моделирование экономических процессов: Учеб. пособие. — М.: ИНФРА-М, 2011. — 254 с. — (Высшее образование).
  2. Конструктор регулярного менеджмента.  Мультимедийное учебное пособие. Под редакцией В.В. Кондратьева. М.: ИНФРА-М, 2011
  3.    Лычкина Н. Н. Ретроспектива и перспектива системной динамики. Анализ динамики развития. / - М.: Научно-практический журнал «Бизнес-информатика» №3(9) 2009 г.. с.55-67.
  4. Бахтизин А.Р. Агент-ориентированные модели экономики. – М.: Экономика, 2008. -279 с.
  5. Forrester, Jay Industrial Dynamics, 1958  Форрестер Дж. Основы кибернетики предприятия (индустриальная динамика) / пер. с англ., общая редакция Д.М. Гвишиани – М: Прогресс, 1971.- 340 с.
  6. Sterman, John Business Dynamics – Systems Thinking and Modeling for a Complex World, McGraw-Hill Higher Education,2000
  7. Kim Warren Competitive Strategy Dynamics, London Business School, John Wiley&Sons Ltd.2002
  8.  Kim Warren Strategic Management Dynamics, London Business School, John Wiley&Sons Ltd.2008
  9. John Morecroft  Strategic Modelling and Business Dynamics  A Feedback Systems Approach, John Wiley&Sons Ltd.2007

Опубликовано № 5 (58) октябрь 2013 г.

АВТОР: Сверчков П.А.

РУБРИКА Обзоры и аналитикаКорпоративная логистика розничных компаний 

Аннотация

В 2012 году валовые объемы розничной торговли, наконец, достигли и превысили показатели докризисного периода 2008 года. Отрасль полностью оправилась от кризиса, компании наметили новые рубежи в развитии. В связи с этим актуальной задачей для логистов в рознице становится проведение анализа истории становления и современного облика отрасли, сильных и слабых сторон выбираемых стратегий развития, их влияния на задачи по проектированию эффективной логистической сети предприятий. В статье представлена периодизация развития розничной торговли в России, характеристики и информация об крупнейших игроках отрасли на современном этапе, ключевые рыночные тенденции и основные стратегии развития предприятий. Все эти аспекты рассматриваются автором с точки зрения связи с логистикой торговых компаний, структурой и конфигурацией сети распределения готовой продукции.

Ключевые слова исследование стратегическое развитие стратегия логистика розничная торговля логистическая стратегия тенденции


 

Розничная торговля товарами и услугами занимает лидирующие позиции в России по показателю вклада в ВВП экономики страны – 19% по результатам 2011 года. В том же году общий объем налоговых поступлений, сгененированных розничными торговыми предприятиями, составил 252 млрд. руб., или 10,3% совокупных налоговых поступлений в российский бюджет[1]. В 2012 году валовые объемы розничной торговли, наконец, достигли и превысили показатели докризисного периода 2008 года. Отрасль розничной торговли полностью оправилась от кризиса, компании наметили новые рубежи в развитии.

Как уже упоминалось, за последние 8-10 лет в розничной торговле начали коренным образом трансформироваться отношения в цепях поставок: рыночная власть из рук производителей стала стремительно переходить в руки активно развивающихся предприятий сетевой розницы. И обосновавшиеся на российском рынке зарубежные игроки только ускорили этот переход. Современные исследователи проблематики выделяют ряд причин этого изменения. В частности, В.В. Радаев выделяет три основных фактора:

1) лучшее знание запросов конечных потребителей (здесь – частных лиц и организаций, закупающих продукцию для собственных нужд);

2) резкое усиление экономическоо веса розничных предприятий, развивающихся опережающими темпами, обеспечивающих поставщикам значительные объемы и устойчивый сбыт;

3) развитие современных торговых форматов, более эффективных с точки зрения управления поставками и более привлекательных для конечного потребителя.

Историю такого изменения, можно рассмотреть по нескольким  периодам развития отрасли розничной торговли на российском рынке:

Первый этап: 1991 – 1994 гг.

Остаточное сохранение форм советской организации розничной торговли

Ключевые характеристики этапа:

  • государственная монополия на торговую деятельность;
  • ограниченное число специализированных торговых форматов;
  • ограниченная товарная номенклатура;
  • гиперинфляция цен на потребительские товары (в 1992 г. темп роста цен составил 2,509%, в 1993 г. – 840%[2]);
  • дефицит продукции в следствие кризисных явлений в экономике;
  • отсутствие импорта.

Второй этап: 1994 – 1998 гг.

Старт рыночных преобразований в отрасли

Ключевые характеристики этапа:

  • появление первых розничных сетей на московском рынке (занимаемая доля – 1% от общего объема розничных продаж в Москве, <1% от объема продаж в России);
  • высокая стоимость продукции производителей (средняя маржа – 100-200%[3]);
  • рыночное доминирование поставщиков товаров для розничной торговли;
  • отсутствие торговых форматов, предполагающих самообслуживание клиентов;
  • значительные объемы импорта потребительских товаров из-за рубежа;
  • зарубежные розничные сети запускают программы региональной экспансии в странах Восточной Европы; Россия остается за рамками их торговой деятельности).

Третий этап: 1998 – 2001 гг.

Формирование основы современной структуры отрасли

Ключевые характеристики этапа:

  • значительное негативное влияние кризиса на существовавшие компании;
  • смена ориентиров в торговой и ценовой политиках игроков рынка, появление формата дискаунтер;
  • устойчивое снижение темпов инфляции цен (в 1998 г. – 84%, в 2001 – 18%);
  • развитие национального производства продовольственной продукции;
  • появление к 2001 году на рынке большинства российских компаний - современных лидеров рынка и различных торговых форматов (в Москве –создание супермаркетов и гипермаркетов, в Санкт-Петербурге – развитие формата дискаунтер);
  • значительное приемущество рыночной власти производителей над рыночной властью предприятий в отрасли розничной торговли.

Четвертый этап: 2001 – 2004 гг.

«Бум» сетевой торговли

Ключевые характеристики этапа:

  • активное развитие сетевой торговли российскими компаниями – лидерами рынка;
  • выход на отечественный рынок первых зарубежных розничных сетей (Метро Групп, Ашан, Рамстор, Икея и пр.);
  • возникновение региональных операторов (Магнит, Эдельвейс, Монетка и пр.);
  • расширение товарного ассортимента, становление основ современной системы взаимоотношений торговых компаний и их поставщиков;
  • преимущество рыночной власти производителей перед предприятиями розничной торговли постепенно нивелируется.

Пятый этап: 2004 – 2006 (2007) гг.

Региональная экспансия

Ключевые характеристики этапа:

  • розничная торговля становится одним из приоритетных секторов российской экономики со своими правилами, тенденциями и лидерами;
  • активное развитие розничных сетей в направлении расширения регионального присутствия, появляение федеральной сетевой розницы;
  • формирование высокой региональной неравномерности объемов розничной торговли;
  • стремительный рост стоимости «входного билета» изготовителей в сетевую розницу;
  • заключение прямых контрактов с крупными изготовителями в обход оптового звена;
  • опережающий рост объемов логистического аутсорсинга;
  • первые сделки по слияниям и поглощениям в отрасли;
  • преимущество рыночной власти оказывается на стороне торговых компаний.

Шестой этап: 2006 (2007) – н.в.

Консолидация отрасли, замедление темпов роста.

Ключевые характеристики этапа:

  • период активной политики лидеров рынка в области слияний и поглощений (начало в 2006 году со сделки между «Перекрестком» и «Пятерочкой»);
  • активное развитие в направлении мультиформатности;
  • региональная экспансия в города численностью менее 500,000 тыс. чел.;
  • повышение степени государственного регулирования процессов (принятие Федерального закона о торговле (2010), ограничивающего, в частности, максимальную долю городского или муниципального рынка, занимаемую розничным предприятием, размеры бонусов от поставщиков и сроки отсрочки платежей);
  • стремительное развитие и рост объемов дистанционной торговли;
  • значительное приемущество рыночной власти предприятий в отрасли розничной торговли над рыночной властью поставщиков.

Текущий этап развития розничной торговли в России характеризуется ростом игроков за счет продолжающейся региональной экспансии, консолидации, повышения степени концентрации торговых точек в регионах присутствия, дифференциацией форматов торговли. Вплоть до кризисных 2008-2009 годов предприятия это   й отрасли переживали бурный рост бизнеса; в 2005-2008 гг. среднегодовой темп роста оборотов розничной торговли составлял 25%. Падение рынка на 18% в 2009 году вновь сменилось экономическим ростом, темпы которого, однако, заметно снизились: в 2011 году совокупный объем розничных продаж вырос на 7% за год[4]. Вместе с этим, торговая отрасль в целом остается одним из наиболее крупных секторов экономики страны.

 

Рис.1. Оборот розничной торговли в России, млрд. долл.

Ключевыми игроками на российском рынке розничной торговли потребительскими товарами являются четыре компании: «X5 Ритейл Групп», «Тандер» (сеть «Магнит»), «Ашан» и «Метро Групп». Совокупная выручка с продаж этих компаний без учета НДС превышает 1 трлн. руб.

Таблица 1

Характеристика основных игроков на российском рынке розничной торговли[5] 

Место в 2011 г.

Группа компаний

Бренд

Сегмент

Выручка в 2011 г., млрд руб.

1

X5 Ритейл Групп

Карусель, Пятерочка, Перекресток

FMCG

452,5

2

Магнит, ОАО

Магнит, Гипермаркет Магнит, Магнит-Косметик

FMCG

335,7

3

Ашан Групп

Ашан, Ашан-сити,

Радуга, Ашан-сад

FMCG

205,1

4

Метро Групп

Метро Кэш энд Керри

FMCG

140,0

5

М.видео, ООО

М.видео

Бытовая техника и электроника

111,9

6

Дикси Групп, ОАО

Мегамарт, Минимарт, Дикси, Виктория, Квартал, Дешево, Кэш

FMCG

102,3

7

О’Кей, ООО

О’Кей, О’Кей-Экспресс

FMCG

93,1

8

Лента, ООО

Лента

FMCG

91,1

9

Эльдорадо, ООО

Эльдорадо

Бытовая техника и электроника

83,6

10

Евросеть, ООО

Евросеть, Билайн

Моб. телефоны

75

Крупнейшие игроки придерживаются стратегии региональной экспансии, мультиформатной торговли и оптимизации логистических затрат, что позволяет обеспечивать лучшие ценовые предложения и уровень обслуживания для конечных потребителей, чем у конкурентов.

Таблица 2

Характеристика основных игроков на российском рынке розничной торговли

Компания[6]

Число магазинов, открытых в 2012 г.

Число магазинов, планируемых к открытию в 2013

Целевые регионы в 2013

Кол-во РЦ

Общая площадь открытых РЦ

Кол-во РЦ, открытых в 2012 г.

Инсорсинг / аутсорсинг лог. операций

X5 Ритейл Групп

800

900

Центральная Россия, Урал

29

535, 000

0

17% собств., 83% 3PL

Магнит

1575

1410

Урал, Сибирь

18

461,000

4

~95% собств.

Метро Групп

1

н.д.

Урал, Сибирь

5

~ 60,000

0

~ 80% собств.

О’Кей

697

400

Центральная Россия, Урал, Северо-Запад

8

164,000

1

84% собств., 16% 3PL

Существенная доля логистических операций, самостоятельно управляемой компаниями, говорит о том, что федеральные мультиформатные сети рассматривают эффективную сеть распределения продукции по магазинам как важнейший стратегический актив и в условиях ограниченного числа эффективных 3PL-провайдеров и дефицита складских мощностей класса Aстремятся сами выстраивать и управлять логистической инфраструктурой, внедряя передовые логистические технологии и обеспечивая минимальные удельные логистические затраты и высокую доступность товаров на полках. В то же время, различные торговые форматы зачастую требуют индивидуального подхода к организации товароснабжения:

Таблица 2

Торговые форматы основных игроков на российском рынке розничной торговли

Формат[7]

Объем продаж, млрд. долл. (Россия, 2011)

Рост продаж, % (2011/2010 гг.)

Доля 9 крупнейших компаний, %

Лидер, доля лидера

Планы по развитию

Особенности проектирования сети распределения

Гипермаркет

24

20,4

79

Ашан, 22,7%

Участниками рынка заявлены планы по открытию 800 новых гипермаркетов в 2013 – 2017 гг.

Кросс-докинг, консолидация грузов, совместные программы с поставщиками

Супермаркет

84

22

36

X5 Ритейл Групп, 25,8%

Снижение темпов роста

Оптимизация затрат, организация пунктов выдачи грузов (постаматы), «зеленые технологии»

Кэш энд Керри

4,8

12,8

100

Метро Групп, 94,5%

Снижение темпов открытия Метро Групп, 50 ТЦ компании Selgrosза 20 лет

То же, что и для гипермаркетов + Доставка клиентам

Магазин у дома[8]

13

51

> 90%

Магнит, 82,6%

Увеличение концентрации магазинов сети Магнит

Городская логистика, эффективная маршрутизация, «зеленые технологии»

Следует также отметить, что магазинов, полностью соответствующих требованиям к формату «дискаунтер» в европейской классификации, в России нет (по материалам исследования EuromonitorInternational). К этому формату могут быть отнесены магазины площадью от 300 до 1000 кв. м. с операционной маржой, не превышающей 5-7%, ассортиментом в 500-2,000 наименований и минимальной долей собственных торговых марок в обороте магазина в размере 50%. В России под эти требования частично подпадают отдельные магазины сетейй «Пятерочка», «Копейка», «Монетка» и «Дикси»: их плошадь составляет от 350 до 900 кв.м., ассортиментный ряд насчитывает 3,500 – 5,200 товарных позиций, маржа составляет 13-23%, а доля СТМ – 10-15%[9] (в частности, в руководство «Дикси» относит магазины своей сети к формату «мягкий дискаунтер»). Для таких магазинов основой построения логистической сети является принцип минимальных логистических затрат.

Ключевыми рыночными тенденциями, характерными для текущего этапа развития отрасли, являются:

1)               Замедление темпов роста оборотов розничной торговли

В 2011 году объем розничной торговли в России вырос на 7%, в 2012 г. – на 5,9%[10]. Эти цифры значительно ниже прогнозируемых, заложенных, в частности, в основу «Стратегии развития торговли в России на 2011-2015 гг. и на период до 2020 года» (рост планировался темпами 15% ежегодно). Одной из причин замедления, по данным «Американской ассоциации торговли в России», стали низкий уровень и снижение темпов роста располагаемых доходов населения. Также в качестве одной из основных причин можно выделить достижение высоких показателей концентрации торговых точек в наиболее перспективных с точки зрения спроса территориальных областях – Центральной России, Повольжья, Северо-Запада – большинством крупных ритейлеров (текущие планы по региональной экспансии сейчас в основном направлены на уделанные области Сибири и Дальнего Востока, а также города численностью менее 500,000 чел., которые не могут обеспечить сохранение темпов роста, демонстрируемых торговыми организациями в предыдущие годы).

2)               Изменения в структуре товарного ассортимента.

Несмотря на снижение общих темпов роста продаж, доля непродовольственной продукции в обороте розничной торговли (в ряде стран – показатель динамики уровня жизни населения) в 2012 году увеличилась: показатель составил 53,5% (против 52,3% годом ранее[11]). При этом темпы роста продаж непродовольственной продукции хотя и сократились в целом в сравнении с 2011 годом, продолжают демонстрировать наиболее высокие значения среди основных товарных категорий розничной торговли (компьютеры – 18,8%, легковые автомобили – 16,2%, телевизоры – 13,2% и т.д.).При этом стоит также отметить, что в прошлом году увеличилась и доля импорта непродовольственной продукции: на протяжении 2012 года она колебалась от 43 до 45% (в 2011 году максимальное значение составило 43%[12]). Таким образом, в перспективе компании розничной торговли непродовольственной продукцией (как правило, бытовой техникой и электроникой) в первую очередь будут сталкиваться с «проблемой» роста объемов грузопотоков в сети распределения, организации и управления движением продукции и планированием дополнительных логистических мощностей. При этом особое внимание будет уделяться организации импортного потока продукции, в том числе из стран Юго-Восточной Азии (основные поставщики импортных непродовольственных товаров в отечественные розничные сети находятся на территории Китая).

3)               Опережающий рост сетевых форматов розничной торговли.

Еще одна, возможно, ключевая тенденция на рынке –рост доли современных торговых форматов в общем объеме розничных продаж. В классическом западном представлении под современным форматом торговли понимается магазин самообслуживания площадью более 400 кв. м., имеющий широкий ассортимент продукции и ряд дополнительных сервисов для покупателей на своей территории (банкоматы, парковка, кафе, туалет, аптека и пр.)[13]. Показатель доли современных форматов является одной из ключевых характеристик уровня развития системы розничной торговли в стране. На 2010 год его значение для Центрального, Северо-Западного и Волго-Вятского Федеральных округов России составляло около 33%, в 2013 году эта цифра перевалила за 50%. Такое изменение явилось результатом все возрастающей популярности современных форматов, о чем свидетельствует сравнение темпов роста оборотов по форматам торговли: так, в 2011 г. по сравнению с 2010 г. прирост оборота розничной торговли торговых сетей составил 11,3% против 7,0% по общему объему оборота розничной торговли. В 2012 г. указанная тенденция продолжилась, по сравнению с 2011 г. оборот сетевых компаний увеличился на 11,6%, тогда как оборот в целом – на 5,9 процента. Сравнение данных по совокупному росту оборотов уже продовольственной продукции за период с 2007 по 2011 год (по другим источникам[14]) дает еще более впечатляющие результаты: для магазинов у дома и дискаунтеров рост составил 162%, для гипермаркетов – 102%, для традиционной розницы – всего 33%. Учитывая замедление темпов роста и достаточно высокую долю в оборотевсе больше отраслевых экспертов сходятся во мнении, что Россия (по крайней мере в части вышеобозначенных округов) вступила в стадию зрелости розничного рынка, когда основные возможности роста за счет экспансии или смены форматов почти исчерпаны и не обеспечивают былого потенциала. А это, в свою очередь, говорит о все возрастающем уровне конкуретной борьбы и требованиях к уровню логистического сервиса поставщиков со стороны сетевых игроков рынка.

4)               Консолидация компаний.

Характерной чертой этапа зрелости любой отрасли является начало консолидационных процессов, и рынок розничной торговли не является исключением. Первые сделки по слияниям и поглощениям начались в 2006 году, и сейчас каждый год приносит новые вести об объединении игроков рынка (благодаря политике консолидации возник, в частности, такой гигант, как X5 Ритейл Групп). В 2011-2012 гг. основные сделки были проведены «Дикси» (компания приобрела сеть из 250 розничных магазинов «Виктория» в Москве, Санкт-Петербурге, Центральном и Уральском регионах) и все той же X5 (были приобретены сети «Экономная семья» и «Мир продуктов» в Кирове, сеть «Народный» в Татарстане[15]).Вместе с тем на сегодняшний день доля рынка  ТОП-10 компаний розничной торговли составляет не более 26%[16], что говорит о значительных резервах на пути к укрупнению игроков. Каждое такое укрупнение сопровождается серьезными вызовами для логистики консолилирующей стороны, т.к. почти единомоментно возрастают объемы поставок, территориальный охват и требуемая «глубина проникновения» (за счет многообразия форматов приобретаемой организации).

5)               Распространение торговых центров (shoppingmalls).

В 2011 году в России было сдано в эксплуатацию 25 городских торговых центров (12 из них пришлось на Москву и Екатеринбург), и девелоперы планируют увеличивать темпы открытия новых ТЦ. Специфика торговых центров заключается в большом числе розничных магазинов, сконцентрированных на общей территории такого центра. Этим обусловлено их удобство для конечных потребителей, а соответственно и популярность. По состоянию на конце 2011 года в России насчитывалось 370 торговых центров (110 из них приходится на города-миллионники). С точки зрения логистики перспективой является единая организация и совместное управление грузопотоками резидентов такого центра. Эту роль может взять на себя 3PL-провайдер или общая структура по управлению торговым центром. Эта перспектива отвечает современному фокусу крупных компаний на выстраивание городской логистики и зарождающимся трендам по внедрению «зеленых технологий». В европейских странах, в частности, есть примеры успешной организации совместного складирования и транспортировки на уровне снабжения центральных районов городов (в частности, инициатива SUGAR[17]), что являет собой нетривиальную постановку задачи по проектированию сети распределения вовлеченных торговых компаний. В перспективе такие технологии будут приходить и в нашу страну.

6)               Рост оборотов интернет торговли.

Эту тенденцию можно было бы обозначить как увеличение числа каналов продаж торговых компаний, но в случае с розничной торговлей основных каналов всего два – «он-лайн» и «офф-лайн» продажи. При этом именно торговля через интернет демонстрирует двухзначные темпы роста: в 2011 году она увеличилась на 37%, а совокупный рост за 2007-2011 года составил 138% (основной вклад внеси непродовольственные товары – только 5% покупок пришлось на продукты питания). Общий объем рынка интернет-продаж в России составляет 11 млрд. долл., при этом 50% клиентов «он-лайн» магазинов расположены в Москве и Санкт-Петербурге. Число таких клиентов постоянно растет – в 2012 году рост составил 25% (по числу покупателей товаров через интернет Россия занимает 6 место в мире[18] - 7 млн. человек совершают «он-лайн» покупки минимум 1 раз в месяц). В интернет-торговле есть как специализированные компании, так и подразделения сетевой розницы. Лидер по объемам продаж – «Утконос» (оборот компании в 2011 году составил 300 млн. долл.). Этот канал активно развивают и лидеры рынка розничных продаж в целом: так, X5 Ритейл Групп создала платформудля интернет-торговли «e5», Метро Кэш энд Керри активно развивают свой проект по доставке товаров клиентам (покупки они могут делать через интернет-сайт или по телефону), Большинством игроков используется одинаковая модель логистической сети с одним крупным распределительным центром(РЦ компании «Утконос» имеет несколько этажей и выделенные зоны складирования с различными температурными и прочими условиями хранения, а также по операциям грузопереработки, и обрабатывает свыше 10,000 заказов в день[19]). Бурное развитие продаж через инетернет в России указывает на необходимость учитывать этот тренд при организации сети распределения продукции торговых компаний.

7)               Развитие собственной розницы крупными производителями и оптовыми посредниками.

Можно много спорить по вопросу, нужно или нет развивать собственную розницу производителям готовой продукции, но факт остается фактом: год от года все больше крупных компаний (у которых есть требуемые финансовые ресурсы и возможности для инвестирования) вкладывают все больше средств в развитие собственных розничных подразделений (и это в первую очередь относится к сфере товаров народного потребления). Наиболее важными причинами являются три: жесткие условия сотрудничества и требования розничных сетей, стремление к финансовой устойчивости и независимости бизнеса, расширение портфеля активов компании, а значит, и ее стоимости. Развитие собственной розницы производителями и оптовикам приводит к усилению конкуренции среди игроков рынка розничной торговли, развитию логистической инфраструктуры поставщиков (а значит, их отказу от использования такой инфраструктуры розничных продавцов).

8)               Внедрение «зеленых технологий» и развитие сегмента премиальных продаж.

Ряд экспертов сходится во мнении, что будущее розничной торговли в крупнейших с точки зрения оборотов центральных регионах России – высокомаржинальный сегмент с высоким качеством продуктов и уровня обслуживания потребителей. Частично эту тенденцию отражает все больший фокус торговых сетей на работу с «эко-брендами», появление новых форматов магазинов (например, формат «фуд-холл»: «Азбука вкуса», «Глобус Гурмэ» и пр.), внедрение «зеленых технологий» в операционной деятельности. Ситуация упрощается тем, что в России на сегодняшний день нет разработанного и утвержденного свода законов об экологической составляющей торговли (определение эконогичного товара, требования к характеристикам и пр.). Этой ситуацией уже сейчас активно пользуются производители (не только российские), начинают к ним прибегать и розничные сети.В перспективе «зеленые технологии» завоюют популярность и в России (так, как сейчас это происходит на Западе). Особенно показателен в этом смысле пример британской розничной сети «Теско»: к эко-инициативам компании относятся использование Манчестерского судоходного канала (замена 50 большегрузных грузовиков в неделю[20]), контейнеры специальной конструкции для мультимодельных перевозок «LessCO2 Rail» и развитие сети партнерств по исключению порожнего пробега транспортных средств (технология обратной загрузки). Все эти требования, безусловно, отражаются на дизайне сети распределения торговой компании.

9)               Вступление России в ВТО.

На сегодняшний день влияние этого события на розничный рынок еще не так выражено, но уже сейчас при принятии решения по вопросам проектирования сети распределения торговые компании закладывают увеличенные оценки объемов поставок импортной продукции в магазины своей сети. Вступление в ВТО влечет за собой снижение ввозных пошлин сразу на большое число товарных категорий, в частности, категорий проводольственной продукции (так, 15% пошлина на мясо свиней внутри квоты уже отменена, а запретительная пошлина в размере 75% за пределами квоты будет заменена 25%-ной с 2020 года). Примеры изменения импортных пошлин при вступлении России в ВТО по различным группам товаров приведены в таблице ниже.

Таблица 3

Примеры изменения импортных пошлин при вступлении России в ВТО по различным группам товаров

Группа товаров

Средняя пошлина после вступления

Средняя пошлина до вступления

Сельхозпродукция

10,8%

13,2%

Промышленные товары

7,3%

9,5%

Молочные продукты

14,9%

19,8%

Масличные культуры

7,1%

9%

Химикаты

5,2%

6,5%

Электрооборудование

6,2%

8,4%

IT-продукция

0

5,4%

Уже сейчас импорт свежих продовольственных товаров из стран Ближнего Востока и Северной Африки для розничных сетей составляет серьезную долю закупок, а импорт непродовольственной продукции из стран Юго-Восточной Азии – до 70% всего оборота по этой категории товаров. Конечно же, эти обстоятельства непосредственно сказываются на конфигурации сети распределения торговых предприятий: многие из них открыли или планируют открыть склады и распределительные центры в Западной и Восточной Сибири для обеспечения мультимодальных схем поставок.

Принимая во внимание все описанные выше тенденции, компании в сфере розничной торговли соответствующим образом корректируют стратегические планы своего развития. По результатам исследования рынка, проведенного автором, удалось выделить следующие основные виды стратегий развития таких компаний:

  • стратегия концентрированного роста;
  • стратегия мультиформатной (и/или мультиканальной) торговли;
  • стратегия создания собственных торговых марок;
  • стратегия развития местных поставщиков (стратегия локального сорсинга);
  • стратегия общего пула торговых компаний;
  • стратегия франчайзинга.

Охарактеризуем эти стратегии более подробно.

1)               Стратегия концентрированного роста.

Первая стратегия заключается в том, чтобы последовательно бороться за улучшение своих позиций на существующем рынке (в тех регионах, которые уже заняты компанией). При этом такая борьба в розничной торговле осуществляется во многом за счет улучшения территориального местоположения магазинов, их концентрации в регионах присутствия,.обыгрывания конкурентов. Стратегия относится к числу «классических»[21] и использовалась многими компаниями в широком ряде отраслей экономики. Одними из наиболее впечатлительных результатов за всю историю ее использования может похвастаться американская сеть удобных аптек «Уолгриннс»: компания последовательно, шаг за шагом улучшала расположение своих аптек и их количество на 10 кв. км площади города (в частности, компания стремилась открывать аптеки на углу зданий, чтобы обеспечить макисмальный поток покупателей и удобство посещения). Теперь эту стратегию исключительно успешно претворяет в жизнь российский «Тандер» (сеть магазинов у дома и дискаунтеров «Магнит»). Руководство компании может открыть магазин в непосредственной территориальной близости от магазина конкурента и за счет лучших цен добиться его ухода с рынка, а затем вновь повысить цены. При этом постоянно растет количество торговых точек: только на будущий год говорится о планах сети по открытию свыше 1000 новых магазинов[22]. Финансовые результаты такой стратегии не заставляют себя ждать: в прошлом году «Магнит» обогнал лидера рынка (X5 Ритейл Групп) сначала по показателям валовой выручки с продаж, а затем и по объему чистой прибыли (несмотря на активную консолидационную политику, проводимую X5). Важной для достижения успеха оказалась и логистическая составляющая: «Магнит» развивает собственную складскую  инфраструктуру, способную с минимальными затратами обеспечивать поставки товаров в любой город на карте регионов присутствия сети (за основу была взята модель «Уолл Март» по самостоятельному проектированию и строительству собственных складских мощностей в сети распределения). Для такой стратегии необходимо построение эшелонированной складской сети из распределительных центров, оптимизация страховых запасов и снижение удельных транспортных затрат на единицу продукции.

2)               Стратегия мультиформатной (и/или многоканальной) торговли.

Вторая стратегия ориентирована использование различных торговых форматов с целью охватить максимальный круг покупателей. Эту стратегию, в частности, использует бывший лидер рынка – компания X5 Ритейл Групп: в сети из более чем 2525[23] магазинов есть форматы гипермаркета («Карусель», ныне переживает ребрендинг в «Перекресток Гипер»), супермаркета («Перекресток»), дискаунтера («Копейка»), магазина у дома («Пятерочка») и формата фуд холл («Зеленый перекресток»). Ее примеру следуют такие игроки рынка, как «Дикси» (гипермаркет, супермаркет, магазин у дома, дискаунтер, кэш энд керри), О’Кей (гипермаркет и супермаркет), «Чибис Регионмарт» (гипермаркет, супермаркет, магазин у дома). Ряд других компаний также заявляли о намерении расширить «линейку» используемых торговых форматов: так, Метро Групп и Касторама планировали открытие магазинов формата супермаркет в центральных районах Москвы[24], также Метро Групп развивала концепцию магазинов-спутников в регионах с высокими показателями торгового оборота. Вместе с тем необходимо заметить, что не для всех игроков эта стратегия принесла ожидаемые финансовые результаты: темпы роста X5 стремительно сокращаются, а рыночное лидерство потеряно; «Диски» приобрела большинство форматов по результатом недавней сделки по приобретению сети «Виктория» (в том числе, один магазин формата кэш энд керри); Метро Групп отказалась от сети магазинов формата гипермаркет «Реал», продав их Группе «Ашан». С точки зрения логистики, такая стратегия представляется достаточно сложной и комплексной, поскольку различные форматы могут предполагать различные цели оптимизации и требования к уровню логистического сервиса, стоящие перед сетью распределения. Например, для формата дискаунтер важен минимальный уровень затрат на логистику, для формата магазин у дома – способность оперативно пополнять торговые точки в различных районах города (с сопутствующим решением задач маршрутизации), для формата гипермаркет – оптимизация уровней товарных запасов и показателей доступности товаров на полках. Все эти особенности должны быть учтены при проектировании сети распределения.

3)               Стратегия создания собственных торговых марок.

Эту стратегию в той или иной степени реализует абсолютное большинство сетевых игроков рынка розничной торговли в России. В качестве основных причин ее использования: низкая себестоимость СТМ (отсутствуют затраты на продвижение, производственная себестоимость также, как правило, минимизируется), контроль над цепью поставок товара (а зачастую и над его производством)и формирование лояльности потребителей. В то же время в нашей стране этот инструмент пока не удается использовать на полную мощность – у потребителей собственные марки сетей чаще всего ассоциируются с низким качеством товара, когда, например, в европейских странахбизнес-модель испольщования СТМ работает иначе: частные марки воспринимаются как надежный и качественный продукт, чьи высокие вкусовые, потребительские или иные характеристики гарантируются именем сети. Видимо, отчасти по этой причине доля продаж СТМ в совокупном торговом обороте продовольственной розницы пока невысока – около 3 (в европейских магазинах форматов дискаунтер и магазин у дома это показатель варьируется в пределах 25-30%; среднемировой показатель составляет 22%). И все же объемы продаж СТМ растут (20% в 2012 году), а целый ряд сетей ставят себе стратегические цели по доле СТМ в объемах продаж: например, X5 Ритейл Групп стремится к показателю 30% для магазинов «Перекресток», 50% для «Паттерсон», 10% для гипермаркетов «Карусель[25]. На сегодняшний день лидерами по этому направлению в России являются «Магнит» (530 собственных марок, доля в обороте 15%) и Ашан (1700 наименований СТМ[26]). С учетом прогнозируемых кризисных явлений в экономике страны широкий ассортимент СТМ становится хорошим подспорьем розничных сетей в сохранении достигнутых финансовых показателей. Так, в 2008-2009 гг. спрос на собственные торговые марки вырос в России на 10-30% в зависимости от регионов сбыта, а рентабельность по ним оказалась на 3-8% выше, чем для прочих товаров широкого потребления.

4)               Стратегия развития местных поставщиков.

Также называемая «стратегией локального сорсинга», она является частью стратегических планов большого числа розничных предприятий. Ключевые цели стратегии – «выращивание» финансово устойчивых и лояльных местных поставщиков, развитие долгосрочных партнерских отношений с ними, совместная оптимизация операционной деятельности и сокращение затрат.В России таких примеров пока немного, в качестве одного из основных может рассматриваться пример Группы Ашан: доля местных поставщиков составляет более 30%, успешным поставщикам предоставляется возможность выхода на федеральный уровень и экспорта продукции зарубеж. Из непродовольственных сетей такой стратегии придерживается международный игрок «Маркс энд Спенсер»: совместно с местным поставщиком он определяет справедливую норму прибыли последнего, инвестирует средства в развитие бизнеса поставщиков, тем самым обеспечивая лояльность последних. Одним из примеров наиболее успешных реализаций стратегии развития местных поставщиков зарубежом является опыт компании «Хоул Фудс», лидера мирового рынка по розничной торговле органической продукцией. Более 80% закупок продукции производится у свыше 2000 независимых ферм и кооперативов, для поддержки которых компанией создан специальный инвестиционный фонд[27]. С точки зрения логистики такая стратегия дает уникальную возможность совместного планирования объемов и проектирования сети распределения, минимизирующей общую стоимость владения по всей цепи поставок, начиная от поставщиков сырья и заканчивая полкой в магазине сети.

5)               Стратегия общего пула торговых компаний.

Стратегия стала популярной сравнительно недавно и, также как и последняя из уже рассмотренных, ориентирована на совместную оптимизацию, только горизонтальную – между торговыми компаниями. На пути к ее реализации стоит одно из ключевых препятствий на пути к выстраиванию эффективных цепей поставок – препятствие индивидуальных целей по развитию, недоверия и ограниченности доступной информации. Вместе с тем, примеры успешных реализаций на рынке уже есть. Так, совместная деятельность компаний X5 и «Санлайт» привела к запуску акций на вручение подарочных сертификатов на продукцию последней в зависимости от объема закупок в розничной сети «Перекресток»; торговая сеть О’Кей запустила пилотный проект по появлению в своих магазинах аптек федеральной сети «Радуга», ту же идею парой лет ранее стала эксплуатировать компания X5 в сотрудничестве с сетью аптек A5. Могут возникнуть и число логистические партнерства сетей, например, совместные поставки товара в удаленные магазины Западной и Восточной Сибири на базе одного 3PL-провайдера. Пока это лишь единичные инициативы, но их популярность с годами растет, и вовлеченным сторонам они приносят прямые финансовые выгоды. Стратегия также подразумевает совместную оптимизацию сети распределения продукции, но, как правило, решение этой проблемы сводится к выбору единого 3PL-провайдера.

6)               Стратегия франчайзинга.

Последняя из рассматриваемых стратегий – стратегия франчайзинга. Изначально бытовавшее в розничной торговле представление о том, что франчайзинг может быть только у монобрендовых сетей, все больше не соответствует действительности. Франшизу сейчас продают такие сети, как «Адамас», «Гулливер», «Империя сумок». Совсем недано на вооружение стратегию взял крупнейший федеральный игрок – X5 Ритейл Групп. По условиям франшизы партнерам в регионах предлагается открывать магазины под торговым наименованием франчайзера за уплату вознаграждения, а франчайзи, в свою очередь, получает от него поддержку в становлении операционной модели бизнеса. Последнее включает в себя организацию логистики и поставок 100% ассортимента магазина по максимально выгодным условиям, которые может обеспечить розничная сеть. Соответственно, эта стратегия также имеет прямое воздействие на конфигурацию сети распределения: она должна быть настолько гибкой, чтобы иметь возможность сохранять эффективные показатели затрат при «добавлении» в структуру логистической сети новых магазинов от покупателей франшизы. Эти особенности также отражаются в дизайне сети распределения сетевой розницы.

В заключение следует указать на то, что, розничные торговые компании комбинируют описанные выше стратегии, практически никогда не использую только одну в чистом виде. Тот же «Магнит» - наиболее успешная компания на рынка розничной торговли в России - комбинирует стратегии концентрированного роста, мультиформатной торговли (у компании есть магазины форматов гипермаркет, супермаркет, магазин у дома и дискаунтер), создания собственных торговых марок (которое переросло в вертикальную интеграцию назад по ряду продуктовых категорий: сеть имеет свои сельскохозяйственные площади, выращивает и продает ряд овощных и прочих культур) и стратегию развития местных поставщиков. Все они находят свое отражение в целевых установках, критериях эффективности и требованиях к оптимизации при проектировании рациональной сети распределения.


[1]Стратегия развития торговли в Российской Федерации на 2011-2015 годы и период до 2020 года, утверждена Приказом Минпромторга России от 31 марта 2011 года № 422

[2]Федеральная служба государственной статистики «Росстат»

[3]По материалам отчетов компании «Ренессанс Капитал»

[4]Федеральная служба государственной статистики «Росстат»

[5]Рейтинг INFOLINE RETAIL RUSSIA TOP-100, 2012 год

[6]По материалам исследований компании  Делойт энд Туш Риджинал Консалтинг Сервисис Лимитед, 2013 год

[7]По материалам статистических исследований EuromonitorInternational

[8]Формат «дискаунтер» в данной классификации не рассматривается, т.к. в России нет магазинов, удовлетворяющих требования этого формата по классификации поставщика данных – аналитического агентства Euromonitor

[9]Отчет американской ассоциации торговли в России «RussianRetailMarketReport» от 24 сентября 2012

[10]Справочный материал о состоянии российской торговли в 2012 году

[11]Федеральная служба государственной статистики “Росстат»

[12]Там же

[13]Стратегия развития торговли в Российской Федерации на 2011-2015 годы и период до 2020 года, утверждена Приказом Минпромторга России от 31 марта 2011 года № 422

[14]Отчет американской ассоциации торговли в России «RussianRetailMarketReport» от 24 сентября 2012

[15]Из открытых источников

[16]Отчет американской ассоциации торговли в России «RussianRetailMarketReport» от 24 сентября 2012

[17]«City Logistics Best Practices: Handbook for Authorities», ноябрь 2011

[18]Поданным TNS Media Research

[19]Из открытых источников

[20]По материалам пресс-релизов компании

[21]ДжимКоллинз. «From good to great», Издательство «HarperBusiness», 2001 год

[22]По материалам исследований компании  Делойт энд Туш Риджинал Консалтинг Сервисис Лимитед, 2013 год

[23]По материалам исследований компании  Делойт энд Туш Риджинал Консалтинг Сервисис Лимитед, 2013 год

[24]По результатам интервью с директором по управлению цепями поставок компании «Касторама» Ламарой Андреевой, 2011 г.

[25]Отчет американской ассоциации торговли в России «RussianRetailMarketReport» от 24 сентября 2012

[26]Ашан-пресс

[27]Из открытых источников

 

 

Страница 7 из 7

Контакты

Работа с авторами 

Левина Тамара

моб. 8(962) 965-48-54

E-mail: levina-tamara@mail.ru

Распространение

Алямовская Наталия

моб. 8(916) 150-07-21

E-mail: nalyamovskaya@mail.ru

Адрес 

125319, Москва, ул. Черняховского, д.16

тел./факс (495) 771 32 58

ISSN 2587-6775

Издается с 2004 г.

Включен в перечень ВАК с 2008 г.

ИНДЕКСИРОВАНИЕ ЖУРНАЛА